Олег ГЛУШКИН
         > НА ГЛАВНУЮ > РУССКОЕ ПОЛЕ > РУССКАЯ ЖИЗНЬ


Олег ГЛУШКИН

 

© "РУССКАЯ ЖИЗНЬ"



К читателю
Авторы
Архив 2002
Архив 2003
Архив 2004
Архив 2005
Архив 2006
Архив 2007
Архив 2008
Архив 2009
Архив 2010
Архив 2011


Редакционный совет

Ирина АРЗАМАСЦЕВА
Юрий КОЗЛОВ
Вячеслав КУПРИЯНОВ
Константин МАМАЕВ
Ирина МЕДВЕДЕВА
Владимир МИКУШЕВИЧ
Алексей МОКРОУСОВ
Татьяна НАБАТНИКОВА
Владислав ОТРОШЕНКО
Виктор ПОСОШКОВ
Маргарита СОСНИЦКАЯ
Юрий СТЕПАНОВ
Олег ШИШКИН
Татьяна ШИШОВА
Лев ЯКОВЛЕВ

"РУССКАЯ ЖИЗНЬ"
"МОЛОКО"
СЛАВЯНСТВО
"ПОЛДЕНЬ"
"ПАРУС"
"ПОДЪЕМ"
"БЕЛЬСКИЕ ПРОСТОРЫ"
ЖУРНАЛ "СЛОВО"
"ВЕСТНИК МСПС"
"ПОДВИГ"
"СИБИРСКИЕ ОГНИ"
РОМАН-ГАЗЕТА
ГАЗДАНОВ
ПЛАТОНОВ
ФЛОРЕНСКИЙ
НАУКА

XPOHOC
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Первая мировая

Олег ГЛУШКИН

НОВОГОДНИЙ ПОДАРОК

 В том рейсе сразу все не заладилось. То поначалу рыбы не было. Стояли, ждали, когда суда-ловцы  на косяки выйдут. То, когда рыба пошла – тара кончилась. А главное – команда на плавбазе была уж слишком пестрой. Половина не визированных. Перед отходом, чтобы люди не разбежались, обещали в плановом отделе, что всем валюту заплатят. А потом  на наши запросы о заходе в иностранный порт не отвечали. А без захода – не будет и выплаты. И это все понимали. И визированные злились на тех, у кого нет визы, а потом все вместе свою эту злость выливали на  бригадиров. И чем ближе  к окончанию рейса, тем  мрачнее становились люди. В те времена валюта составляла половину заработка и терять ее никто не хотел. А тут еще и новый год на носу. Елок на транспорте не подвезли, посылки и почта наша в другой промысловый район попали. И погода мерзкая. Жара вроде спала, но начались тропические ливни. Сверху вода, снизу вода, все промокшие насквозь. И предупредил капитан своих штурманов и прочих начальников, чтобы поодиночке в кормовую надстройку не ходили, особенно по ночам. Я тогда радистом был. Не понял командира, переспросил: «Это с какого перепуга?» А он скривил рот в подобие улыбки и пояснил: « Сбросят за борт, узнаешь с какого!»

   В жару, конечно, хорошо, когда дождь охлаждает тело, но если дождь льет без перерыва, с ума сойти можно. Да и рыба заканчивалась. От безделья  самогон начали варить. И от выпивки еще мрачнее становились. И  даже я, хотя и уважал нашего капитана, потерял всякую надежду на него. Не мог он ничего добиться. Я ведь все его радиограммы отсылал и шифровки тоже. Слишком в вежливых тонах он писал. Я даже один раз от себя завернул, мол, что вы хотите людей до последнего предела опустить. Был бы капитан похитрее, нашли бы больного какого-нибудь, запросили разрешение сдать в инпорт. Но не хотел наш кэп на обман идти.

   И вот близится новогодняя ночь, у меня была припасена бутылка шампанского, штурмана достали пару бутылок водки. Но общий стол для команды решили не делать. Опасались, что вспыхнет потасовка. Были к тому основания. За два дня до Нового года, хотели рыбообработчики  технолога избить. С трудом мы их растащили. Технолог сам  тоже виноват – сильно въедливый был, чуть что – браковал рыбу. Действовал, конечно, по инструкциям своим. Но нельзя быть таким рабом  инструкций. Это на берегу можно все до миллиметра измерить и до десятых градуса температуру  соблюсти – а здесь море. Болтанка постоянная, дожди тропические, заработка нет…

   Сели мы за стол в кают-компании. Старпом  сипит недовольно. Капитан  молчит. Даже тост сказать некому. Принесла буфетчица блюдо с креветками – но и креветки особым спросом не пользуются. Пошел я в радиорубку за своей заветной бутылкой шампанского. Ёлки нет, так хоть шампанское откроем. Охотников пить его вряд ли найду, но зато обычай соблюсти можно, в двенадцать ровно чокнуться стаканами с шампанским.

   А радиорубке  глазок мигает, на связь зовут, я к радиотелефону. Говорят по-английски – просят помощи. Тут и штурман вахтенный зовет, SOS принял. Где-то совсем неподалеку финский  сухогруз тонет. Не хватало нам еще и этого – под самый новый год  спасением заниматься. Даже мысль такая мелькнула – выпьем – а потом скажу капитану – не портить же новый год. Но штурман уже кричит в телефон, зовет кэпа.

    Вбегает наш кэп в рубку, злой до нельзя. Оторвали от стола. С какой стати. А когда узнал о SOS, даже подпрыгнул от радости. «Координаты финна давай! – это штурману. И по переговорной трубе  в машину – Ход полный!»

   А сам руки потирает и уже на сваязь с финном, вышел, и по-фински что-то трактует, он у нас полиглот, капитан наш.

    Обнял он меня – и говорит: «Сеня ты даже не представляешь, какой подарок ты нам всем преподнес! Мы сейчас этого финна на буксир возьмем и в порт потянем, как бы он не сопротивлялся, как бы он не тонул!  Давай радируй в базу – следуем к финскому сухогрузу, терпящему бедствие! Идем в инпорт! Пусть плановики свои коготки спрячут и валюту готовят! Никуда им не деться!»

    Выбежал я на палубу, а там уже всем новость известна, боцман троса готовит, технолог с рыбообработчиками  корзины для пересадки тащат. Все возбужденные и радостные. Механики полный ход врубили, чтобы до финна первыми прискочить, да чтобы успеть пока не утонул спаситель наш!

     И дождь нам навстречу пришел, прекратился, небо стало чистым, луна полная повисла над мачтами, а главное – море спокойное, штилевое. В такую погоду спасать – одно удовольствие.

 


 

Приятно получать подарки, особенно на День рождения и на Новый год. Не менее приятно подарки самому дарить близким людям. И не поймешь, что приятнее: получать или дарить. А бывает и так, что сама судьба преподносит людям подарки. Именно так и произошло в рассказе Олега Глушкина. Правда, там подарком морякам стал терпящий бедствие финский сухогруз. Но читателю не нужно так далеко за моря-океаны отправляться. Потому что каждый может без лишних забот купить подарок для близкого человека.

 

 

 

 

 

РУССКАЯ ЖИЗНЬ


Русское поле

WEB-редактор Вячеслав Румянцев