Нарбут Владимир Иванович
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ Н >

ссылка на XPOHOC

Нарбут Владимир Иванович

1888-1944

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
1937-й и другие годы

Владимир Иванович Нарбут

Нарбут Владимир Иванович (1888/1938) — русский поэт-акмеист. Первая книга стихов Нарбута, напечатанная церковно-славянским шрифтом с эпиграфом из псалмов, была изъята царской цензурой. Стихи, созданные Нарбутом после Октябрьской революции (сборник «В огненных столбах»), хотя и посвящены революционной тематике, но носят отвлеченный характер, написаны в высокопарных евангелических тонах. Кроме стихов, Нарбуту принадлежит ряд рассказов.

Гурьева Т.Н. Новый литературный словарь / Т.Н. Гурьева. – Ростов н/Д, Феникс, 2009, с. 182.


Нарбут Владимир Иванович [2(14).4.1888, хутор Нарбутовка Глуховского уезда Черниговской губ.— 15.11.1944 (по др. сведениям — 14.4.1938); место гибели неизвестно] — поэт, прозаик.

Брат известного художника, графика и иллюстратора Г.И. Нарбута. Родился в семье мелкого помещика.

В 1906 окончил глуховскую классическую гимназию и в том же году поступил в Петербургский университет. Здесь вместе с братом Нарбут становится активным участником «Кружка молодых» — литературно-художественного объединения, организованного среди универсантов С.М.Городецким.

В 1911 кружок издавал еженедельный иллюстрированный «журнал литературы, искусства, науки и студенческой жизни» «Gaudeamus» (оба брата Нарбуты вошли в редакцию журнала). Журнал ставил целью «служение вечным идеалам... стремление к «чистому искусству». Из-за «индифферентного отношения молодежи» к вопросам «чистого искусства» (так сообщала редакция) журнал просуществовал лишь несколько месяцев, но за это время редакторам удалось привлечь к сотрудничеству А.А.Блока, Вяч.Иванова, Н.С.Гумилева, А.Н.Толстого, М.А.Волошина. Сотрудничество в «Кружке молодых» и в журнале «Gaudeamus» позволило Нарбуту войти в круг молодых писателей-модернистов, готовивших в эти годы «бунт» против «старшего» поколения символистов: с 1910 Нарбут участвует в собраниях на «Башне» Вяч.Иванова, в заседаниях «Академии стиха», а после конфликта Гумилева с Вяч.Ивановым и раскола «Академии» входит в гумилевский «Цех поэтов» (1911).

Раннее творчество Нарбута во многом предвосхищает его акмеистические произведения. Так, В.Я.Брюсов, оценивая первый стихотворный сборник Нарбута («Стихи. Кн.1», 1910), писал: «...Нарбут выгодно отличается от многих других начинающих поэтов реализмом своих стихов. У него есть умение и желание смотреть на мир своими глазами, а не через чужую призму. Ряд метких наблюдений над жизнью русской природы рассыпан в его книге» (Брюсов В.Я. Среди стихов. 1894-1924: Манифесты, статьи, рецензии. М., 1990. С.338). Тем не менее тот же Брюсов справедливо отмечал в нарбутовской «описательности» ранних стих, как стилистическую, так и тематическую аморфность: «...У г.Нарбута не чувствуется любви к стиху; стихами он выражается словно на чужом, нелюбимом языке. Кроме того, г.Нарбут с каким-то скучным безразличием относится ко всем темам своих стихов. Ему словно все равно, о чем ни писать: подметит что-нибудь в вечере — напишет о вечере; заметит особенность в наступлении бури — сложит строфы о буре» (Там же).

Подлинный, самостоятельный стиль Нарбута, равно как и собственно «нарбутовский» тематический репертуар, сложился к моменту выхода его второй книги стихов «Алли-луйа» (1912). Знаменательно, что появление этой книги совпало во времени с рождением акмеизма: наряду со стихами Гумилева, собранными в книге «Чужое небо», и стихами ахматовского «Вечера», произведения Нарбута явились примерами акмеистической изобразительной «вещности», в частности ее «бодлерианской» версии эстетизации «низменного», плотского начала бытия. «Показался бы простой кунсткамерой весь этот подбор сильного, земляного, кряжистого словаря, эти малороссийские словечки, неожиданные, иногда нелепые рифмы, грубоватые истории,— писал Н.С.Гумилев,— если бы не было стихотворения "Гадалка". В нем объяснение мечты поэта, зачарованной и покоренной обступившей ее материей... И в каждом стихотворении мы чувствуем различные проявления того же, земляного злого ведовства, стихийные и чарующие новой и подлинной пленительностью безобразия» (Гумилев Н.С. Письма о русской поэзии. М., 1990. С.150).

Тематически баллады Нарбута, собранные во второй книге его стихов, восходят к художественному миру малороссийского фольклора и этнографическому бытописательству в духе жанровых сценок (этнографические очерки о Малороссии Нарбут публиковал в 1908). Многократно отмечалось влияние на Нарбута ранних «малороссийских» произведений Н.В.Гоголя. Натуралистичность произведений Нарбута оказывалась в строгом согласии с акмеистическим принципом «адамизма», т.е. «мудрой простоты» художника со «святой невинностью» первобытного человека, созерцающего мир (само название книги Нарбут связано с высказыванием С.М.Городецкого о том, что акмеисты — «новые Адамы», призванные «пропеть жизни и миру аллилуйа»). Но российская цензура не стала вникать в тонкости акмеистической доктрины, а обвинила Нарбута в кощунстве и порнографии. Большая часть тиража книги была конфискована; а Н. счел за благо покинуть Россию.

В 1912-13 Нарбут по следам Гумилева уезжает в Абиссинию и возвращается только после всеобщей амнистии 1913. В том же году Нарбут становится редактором-издателем либерального «Нового журнала для всех». Однако, не сумев разобраться в специфике издательской политики, вновь оказывается в эпицентре общественно-литературного скандала; в результате покидает столицу и уезжает в Глухов.

В 1913-15 выходят 2 книги стихов Нарбута — «Любовь и любовь» и «Вий», продолжающие тематику и поэтические традиции предыдущей книги. Вообще Нарбут остался до конца верен той версии акмеистического лиро-эпо-са, которую он предложил в 1912. Даже его лирические стихи, обращенные к сокровенному миру душевных переживаний лирического героя, приобретают «вещную», грубую осязаемость образов благодаря рискованным натуралистическим метафорам (ср., напр.: «Бездействие не беспокоит: / Не я ли, супостаты, прочь! — / Стремящийся сперматозоид / В мной возлелеянную ночь»).

В годы революции и Гражданской войны Нарбут оказался захваченным бурными событиями на Юге России, сотрудничал с эсерами, большевиками, краткое время — с деникинцами (впоследствии это послужило формальным основанием для исключения Нарбута из партии и последующего ареста). Особый интерес представляет в этот период подвижническая издательско-просветительская деятельность Нарбута.

В 1918 в Воронеже он издавал журнал «Сирена», где публиковались Блок, Замятин, Мандельштам, Ахматова. Затем Нарбут сотрудничал в ЮгРОСТА, в Одессе, где акмеистические принципы «вещной описательности», пропагандируемые Нарбутом-поэтом, нашли отклик среди литературной молодежи. Нарбут сплотил вокруг себя целую плеяду писателей и поэтов (Багрицкий, Олеша, Катаев, В.Инбер и др.). Впрочем, стихи на «революционную тематику» самого Нарбута (сб. «В огненных столбах», 1920; «Красноармейские стихи», 1920; «Стихи о войне», 1920; «Советская земля», 1921) проигрывают на фоне произведений его талантливых «учеников».

В 1922 Нарбут женится на С.Г.Суок (две ее сестры были замужем за Олешей и Багрицким) и уезжает в Москву в качестве ответственного работника отдела печати ЦК РКП(б).

До 1928 Нарбут занимает видные должности в советской издательской номенклатуре — возглавляет издательство «Земля и фабрика», редактирует популярные журналы «30 дней» и «Вокруг света», однако затем подвергается гонениям, исключается из партии и последнее 10-летие своей жизни пребывает на положении «опального литератора». Книги «Казненный Серафим» и «Спираль» остались не опубликованными при его жизни. В последний период творчества Нарбут был увлечен т.н. научной поэзией (у истоков которой еще в дореволюционную эпоху стояли чтимые акмеистами В.Я.Брюсов и Р.Гиль).

В 1936 Нарбут был арестован по обвинению в контрреволюционной деятельности. По всей видимости, погиб в одном из колымских лагерей.

Ю.В.Зобнин

Использованы материалы кн.: Русская литература XX века. Прозаики, поэты, драматурги. Биобиблиографический словарь. Том 2. З - О. с. 605-607.


Далее читайте:

Русские писатели и поэты (биографический справочник).

Сочинения:

Стихотворения / вступ. статья, сост. и примеч. Н. Бялосинской и Н. Панченко. М., 1990.

Литература:

Зенкевич М. Владимир Нарбут // День поэзии. М., 1967;

Берловская Л. В.В.Нарбут в Одессе // Русская литература. 1982. №3;

Чертков Л. Судьба Владимира Нарбута // Нарбут В. Избранные стихи. Париж, 1983;

Бовин С., Семибратова Н. Судьбы поэтов Серебряного века. Биографические очерки (Владимир Нарбут). М., 1993.

 

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС