Сафиулла Мухамеддов
       > НА ГЛАВНУЮ > РУССКОЕ ПОЛЕ > БЕЛЬСКИЕ ПРОСТОРЫ >

ссылка на XPOHOC

Сафиулла Мухамеддов

2008 г.

РУССКОЕ ПОЛЕ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА

Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ИСТОРИЧЕСКАЯ ГЕОГРАФИЯ
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
1937-й и другие годы

Сафиулла Мухамеддов

Нибелунги космоса

Научно-фантастический блокбастер

В 1983-м году от рождества Юрия Гагарина юный Пррпунг успешно окончил общеобразовательную школу для умственно перспективных детей. Недолго размышлял Пррпунг, где работать ему, чем заниматься, он сразу же отправился учиться на космолетчика. Незаметно промелькнули двадцать пять лет увлекательной, но ответственной учебы, пришла пора сдавать выпускной государственный экзамен по научному капитализму. Пятнадцать раз пытался его одолеть Пррпунг, но как доходило дело до последнего три тысячи семьсот сорок второго самого сложного вопроса, так он срезался. Вот и на этот раз с ужасом прочитал Пррпунг: «Как называется лазерный пистолет, пуляющий голубыми лучиками без перезарядки до тех пор, пока либеральный и мужественный космолетчик не перебьет всех тоталитарных и трусливых андромакрофигов: бластер, кластер, блистер, клистир или твистор?» Никак не мог вспомнить правильный ответ Пррпунг и робко поднял дрожащую от волнения руку:

— Профессор Биллялитдинов, а можно наугад пальцем ткнуть?

Сжалился профессор над застенчивым мальчиком с трогательными подростковыми залысинами:

— Можно, стажер Пррпунг, но только зажмурившись.

Пррпунг закрыл глаза, сосредоточился, собрал волю, мужество, героизм, альтруизм, эксбиционизм и другую энергетику, а также все цвета своей ауры в один могучий кулак, оттопырил от этого кулака указательный палец и ткнул в правильный ответ.

— Поздравляю, стажер Пррпунг, теперь вы можете носить гордое звание помощника слесаря-космолетчика первого разряда и совершать полеты по всему Млечному Пути, не задумываясь, убивая плохих парней и даря кока-колу, пепси-колу, сильногазированный напиток «Байкал» и маленьких пррпунгчиков хорошим белковым особям с икс-хромосомами, — профессор Биллялитдинов торжественно вручил Пррпунгу шлем, солнцезащитные очки и разводной ключ.

Пррпунг отдал Биллялитдинову честь в хорошем, конечно, смысле:

— Служу демократическим идеалам!

— Будь готов! — всхлипнул в умилении профессор.

— Всегда готов! — смахнул разводным ключом слезу растроганный Пррпунг.

 

***

 

Робот Василий взял из рук Пррпунга чемодан, сачок для ловли бабочек и подзорную трубу:

— Добро пожаловать, космолетчик Пррпунг, на борт межзвездного корабля повышенной проходимости, с кондиционером, стеклоподъемниками, подушками безопасности, центральным замком и круиз-контролем.

— А где у вас тут туалет? — сразу заинтересовался конструкцией корабля Пррпунг.

— Так он же у вас прямо в комбинезоне, — Василий показал пальцем из иридиево-ванадиевого сплава где именно, а потом кивнул в сторону выкрашенной в желто-полосатый цвет многотонной бронированной двери со стеклянным окошечком за тюлевой занавеской: — Вас ждет командир.

— Поздравляю, космолетчик, но буду краток и суров, — сурово поздоровался командир корабля, — зовут меня Банзай Алладиныч, задание у нас очень сложное, но пока не знаю какое. Вот здесь оно запечатано, в этом секретном конверте, который разрешено вскрыть, только когда мы покинем Солнечную систему. Сейчас Василий покажет вам каюту, в которой вы будете есть, спать и предаваться межзвездным мечтам, поэтому, чтобы не задерживать, очень кратко расскажу о себе.

И Банзай Алладиныч кратко рассказал о своем рождении в глухой белорусской деревне Банзайалладиновке, о том, как ходил через дремучий лес в школу за восемь верст от дома, о первой любви к недоступной отличнице Брюнхильде, не дававшей даже списывать, и о второй любви к доступной двоечнице Вирджинии, ругавшейся через слово американским матом. Между рассказами о пятой и шестой любви робот Василий спросил разрешения задраить все люки, между восьмой и девятой — на прогрев двигателя, между двенадцатой и тринадцатой команду на старт.

— И вот тогда она мне говорит, это после всего, что я для нее сделал, будто я дятел и козел в одном лице, представляешь, мне, боевому космолетчику, такое сказать?! — сурово и лаконично рассказывал о космических приключениях и подвигах командир, но, как обычно, в его рассказ вмешался Василий.

— Командир корабля Банзай Алладиныч! Разрешите доложить: мы только что покинули Солнечную систему, необходимо вскрыть секретный конверт и ознакомиться с заданием.

Еще суровее и в то же время еще мужественнее стал командир корабля:

— За дело, космолетчик Пррпунг! Хватит болтать, от нас ждут конкретных результатов, а не пустых отчетов. Василий, вскрой конверт и прочти сверхзадачу.

Робот Василий развернул лист гербовой бумаги с водяными знаками и золотыми печатями:

— Экипажу корабля номер VIN23498787739928703479870248792409 секретное предписание: слетать туда, не знай куда, и любой ценой привезти то, не знай чего.

Мрачнее тучи стал командир Банзай Алладиныч:

— Что я вам говорил, космолетчик Пррпунг, об ответственности и сложности нашей почти невыполнимой миссии?! Василий, держи курс зюйд-вест и докладывай через каждые десять парсеков. Так вот, слушай дальше, Пррпунг, я этой выкрашенной в голубой горошек мымре знаешь что ответил?

 

***

 

Ровно гудели фотонные двигатели, чуть дрожал корпус корабля, в напряженном молчании пристально всматривались в черноту космоса командир Банзай Алладиныч, его молодой помощник Пррпунг и универсальный робот Василий. Первым прервал молчание робот:

— Внимание! Начинается метеоритный дождь.

Вздрогнул командир, оторвав подбородок от мерно вздымающейся груди, и многозначительно покачал головой:

— Вот оно что! Теперь понятно, отчего меня в сон потянуло, меня перед дождем всегда в сон тянет. А тебя, Пррпунг, в сон не тянет?

— Тянет, еще как тянет, — потянулся помощник командира и протер кулаками в огнеупорных и водонепроницаемых перчатках глаза.

— Тогда, верная моя команда, слушай мою команду! Всем погрузиться в криогенно-летаргический сон на сто семьдесят лет четыре минуты и двадцать семь секунд. Василий, помести нас в спальные полиэтиленовые мешки с жидким гелием и дезодорантом «Old space», а то дождь так по крыше барабанит, что глаза сами закрываются.

— Командир! Постель готова еще со старта! Разрешите, пока вы спите чутким, все контролирующим сном, устранять повреждения, менять поля защитных экранов и ловко маневрировать между астероидами и кометами, а также выбирать оптимальные решения всех внештатных задач?

— Так и быть — разрешаю! Но чтоб у меня ни-ни-ни! Уж у меня ухо востро! уж я…

 

* * *

— Банзай Алладиныч, Пррпунг! Просыпайтесь скорее, к Черной дыре подлетаем! — поднял тревогу робот Василий.

— А?! Что?! — высунул голову из полиэтиленого мешка с гелием и дезодорантом командир корабля Банзай Алладиныч. — Буди немедленно моего помощника Пррпунга!

— Пррпунг теперь не помощник, а вице-командир корабля, потому что у него стаж космических полетов больше ста пятидесяти человеколет, — уточнил аккуратный робот.

— Вот как! Это дело надо отметить! — обрадовался командир и полез из мешка.

— Безусловно, командир Банзай Алладиныч! Но разрешите отложить отмечание на полторы тысячи лет, потому что сейчас нам необходимо войти через Черную дыру в шлюз двадцать седьмого измерения и выйти через него как раз в районе созвездия «Шлеп нога», — возразил робот Василий, заталкивая командира обратно в мешок.

— А зачем нам «Шлеп нога», Василий? — сопротивлялся командир.

— Это созвездие идеально подходит под указанное в секретном задании «не знай куда», — добавил в мешок командиру двойную дозу дезодоранта робот.

— Хорошо! А какое ценное указание требуется от меня как командира корабля? — стал сдаваться Банзай Алладиныч.

— Позвольте ваш мозг с мозгом вице-командира Пррпунга перевести в цифровой формат, чтобы ваши мысли не пострадали от шлюзования? — робот Василий засунул командиру в рот кабель на 3000 вольт.

— А это на потенцию никак не влияет? — испугался командир.

— В прошлый раз же не повлияло, — Василий сунул высоковольтный кабель в рот и посапывающему Пррпунгу тоже.

— Это когда я очнулся Аллой Борисовной? — вспомнил Банзай Алладиныч и окончательно сдался: — Ладно, оцифровывай мой могучий разум, только поменьше нулей вставляй в цифры, а то потом не один кроссворд не решишь.

 

* * *

Шлюзование прошло успешно, восстановление мозговой деятельности экипажа, по всему, тоже, потому что на вопрос Банзая Алладиныча, все ли у вице-командира в порядке, Пррпунг однозначно ответил:

— Так точно, мой фюрер!

Но не успели Банзай Алладиныч с Пррпунгом обсохнуть после тысячелетней гелиевой процедуры, как в иллюминаторе появилась светящаяся точка другого космического корабля.

— Василий, спроси у них в формате RTF, кто они такие? — приказал роботу командир.

— Уже спросил, Банзай Алладиныч. Они отвечают: а вы кто такие?

Возмутился командир:

— Передай им: хитрые какие, мы вас вперед спросили, сначала пусть они скажут, а потом мы!

— Банзай Алладиныч! Они — андромакрофиги! — шепотом перевел с RTF Василий.

Банзай Алладиныч тут же нажал красную кнопку тревоги, зазвонил в колокольчик, задудел в боцманскую дудочку:

— Свистать всех наверх! И передай этим негодяям андромакрофигам, что мы отважные космолетчики! Открывай огонь из всех орудий, Василий, побольше применяй стратегии и тактики, можешь даже взять языка. Мы пока с Пррпунгом посидим в ничем не пробиваемой автономной капсуле, потому что нам нельзя безрассудно рисковать собой, ведь в наших телах есть душа, впрочем, тебе, роботу, этого не понять. В общем, как закончишь с андромакрофигами, прибери тут все, ну и доложи по всей форме.

Банзай Алладиныч выигрывал Пррпунга в подкидного дурака со счетом 55 на 47, когда Василий через селекторную связь доложил, что андромакрофиги теснят их со всех сторон, продырявили в нескольких местах защитное поле, уничтожили верхнюю ударную установку, повредили нижнюю и слова нехорошие кричат по громкой связи.

— Вот что, Василий! Давай иди на таран! Такой мой будет приказ! — принял непростое решение командир, и тут же хладнокровно продолжил: Сдавай карты Пррпунг, сейчас-то я тебе точно повешу шестерки на плечи!

Но опять раздался теперь уже радостный голос робота Василия:

— Банзай! В смысле ура! Банзай Алладиныч! К нам на помощь из глубин космоса пришли наши союзники звездолетчики! Андромакрофиги бежали с поле боя!

 

* * *

— Ты чего-нибудь помнишь, Пррпунг?

— Ниче не помню, Банзай Алладиныч.

— А ты, Василий, чего-нибудь помнишь?

— Как не помнить, все помню. После сокрушительной победы над андромакрофигами вы с братьями по разуму, звездолетчиками, решили устроить пикник на ближайшем астероиде, там вы кратко рассказали звездолетчикам всю свою жизнь, выпили с ними наш неприкосновенный запас тормозной жидкости, связались с верховным командованием звездолетчиков и взяли с него нерушимую клятву, что оно вместе со всем своим космическим флотом прилетит к вам на рыбалку в Банзайалладиновку.

— Однако, — задумался Банзай Алладиныч, но ненадолго, потому что корабль подлетал к самой крайней обитаемой планете Млечного Пути под названием Тильмун, и опять надо было приказы приказывать.

Чтобы приказ не противоречил демократическим принципам звездоплаванья, командир провел оперативку с мозговой атакой:

— Что скажешь, вице-командир Пррпунг?

— Пивка бы, Банзай Алладиныч.

— Мысль конструктивная, а ты что скажешь, Василий?

— Предлагаю совершить посадку на планету Тильмун, потому что дальше лететь некуда.

На этот раз надолго, по-буридановски, задумался командир корабля над тем, какой план действий выбрать, но, в конце концов, его осенило:

— Так мы же можем совместить результаты мозговой атаки! Василий, неси из холодильника пиво и программируй мягкую посадку на эту дикую планету, сделаем доброе дело — обучим аборигенов основам толерантности, либерализма, маркетинга и менеджмента!

 

***

 

Корабль плавно опустился в инопланетную дубраву на уютную васильковую полянку. Тяжелые массивные двери космолета зашипели, раздвинулись, и Банзай Алладиныч с Пррпунгом вышли на свежий воздух.

— Хорошо, — сказал командир корабля и бросил пустую пивную банку на тропинку справа.

— Хорошо, — согласился вице-командир и бросил пустую пивную банку на тропинку слева.

— Значит, так и поступим, ты, Пррпунг, будешь вести миссионерскую деятельность там, — показал Банзай Алладиныч на свою пивную банку, — а я там, — показал на банку Пррпунга.

Недолго крался Пррпунг по незнакомой тропинке с взведенным лазерным пистолетом, название которого он уже успел давно позабыть. Дубрава кончилась, и открылся чистенький пляж с мелким белым песочком, на который накатывали прозрачные голубые волны. На пляже лежал человекообразный организм и читал книжку.

— Я космолетчик Пррпунг, — представился Пррпунг через универсальный модулятор речи и тут же перешел к делу: — Чем занимаешься, незнакомый организм?

— Да вот, книжку читаю, — ответил организм.

— А чем ты сегодня занимался, незнакомый организм, кроме отдыха, какой у тебя бизнес, как увеличиваешь свое благосостояние, как давно занимался шопингом, например? — начал миссионерскую деятельность Пррпунг.

— С утра написал стишок любимой, потом поймал в море рыбу-меч, запек ее на углях с бананами, затем друзья принесли бочонок молодого вина, мы потрапезничали, спели несколько арий, потом я участвовал в гонках под парусом, теперь вот читаю книгу, а вечером, когда моя любимая освободится от ваяния и живописания, пойду к ней заниматься любовью, после этого мы будем полночи веселиться в парке культуры и отдыха, — спокойно рассказал о своем дне организм.

— А тебе, незнакомый организм, не приходило в голову, что ты мог бы вместо праздного времяпровождения наловить за день двадцать рыб? — начал наступление Пррпунг по всем правила краткого курса истории демлиберализма.

— Зачем? — удивился организм.

«Готов», — мысленно потер руки Пррпунг и устно продолжил:

— Одну рыбу съедаешь, остальные продаешь по доллару за штуку, деньги одалживаешь друзьям под проценты. Ловишь рыбу, продаешь, одалживаешь в рост днями и ночами десять лет, потом на скопленные доллары покупаешь несколько лодок, лицензию на эксклюзивные права лова, нанимаешь рыбаков, продавцов, бухгалтеров и живешь себе припеваючи.

— Это как припеваючи? — продолжал удивляться организм.

— Ну, окраина галактики! — усмехнулся Пррпунг. — Это когда делаешь чего хочешь: стишки сочиняешь, купаешься, книжки читаешь, вино пьешь, с женщинами в парках культуры и отдыха развлекаешься.

— Весьма любопытно и привлекательно, — согласился организм, — только нет у нас долларов, нужных вещей и продуктов мы можем иметь столько, сколько захотим, но больше, чем хотим, не имеем.

— Уж не хочешь ли ты сказать, что у вас самая жуткая из всех существующих во вселенной политических формаций — коммунизм?! — ужаснулся Пррпунг и возмущенной рукой прицелился лазерным пистолетом в организм.

— Не стреляй, космолетчик, бесполезно, все оружие на планете Тильмун блокируется силовым полем нашей мегостанции, на которой смешивается темная и светлая материи, вырабатывая вечную энергию для всей жизни на планете.

 

* * *

— Ну как, Пррпунг? — подавленно спросил Банзай Алладиныч и тут же махнул рукой: — Можешь не отвечать, и так знаю: на агитацию не поддаются, демократию строить не хотят, вещи ненужные покупать не хотят, денег копить не хотят, безжалостно конкурировать с близкими людьми тоже не хотят, еще и пистолет не работает!

— Может быть, сбросить на них бомбу термоядерную? — робко предложил Пррпунг.

— Да думал я над этим, — поморщился командир, — а вдруг у них это поле проклятущее бомбу нейтрализует или того хуже, отрикошетит как-нибудь, что тогда?!

— Вопрос! — согласился Пррпунг и тут же нашел выход: — Так пусть Василий чего-нибудь придумает, а мы пока в подкидного с их свежим пивом и их свежими и бесплатными раками, а?!

— Голова! Как ты вырос за время нашего путешествия! Представляю тебя к большой серебряной звезде с золотой каемочкой! — восхитился командир и приказал: — Василий, хватит с самим собой в шахматы играть и теоремы нерешенные решать, давай за работу!

 

* * *

Еще и пиво инопланетное толком не распробовали Банзай Алладиныч с Пррпунгом, а Василий уже предложил план действий:

— Если опустить морально-этическую составляющую, что мне сделать чрезвычайно сложно ввиду заложенной во мне программе помощи и сочувствия всей органической материи вселенной…

— Ой, Василий, давай без сантиментов к врагам буржуазных идеалов! — скривились Пррпунг с Банзай Алладинычем.

— Без сантиментов так без сантиментов, — продолжил робот Василий, — оптимальным считаю похитить у тильмунцев темную материю, этим самым мы убьем двух зайцев. Первый заяц — это выполнение секретного задания привезти то, не знай чего, второй заяц — лишение планеты Тильмун энергии, что разрушит материальную составляющую их политического строя, обитатели будут вынуждены конкурировать между собой за жизнеобеспечение, что приведет в итоге к торжеству либерального демократизма. К тому же темная материя хранится в маленькой хрустальной колбочке, которая легко помещается во внутреннем кармане, ее никто не охраняет, потому что воровство у тильмунцев отсутствует.

— Про зайцев понял не очень, но действуй, Василий! — допил пиво Банзай Алладиныч.

 

* * *

Как ни разглядывали Пррпунг с Банзай Алладинычем темную материю в хрустальной колбочке, как ни трясли эту колбочку, увидеть материю не могли, что и понятно, на то она и темная. Робот Василий направил корабль к ближайшей Черной дыре, перед шлюзованием, как обычно, оцифровал мозг выдающихся космоплавателей, и вскоре, через пару тысяч лет, корабль доставил героев к Земле, где опытные хакеры, юзеры и лузеры восстановили их целеустремленные мысли. За выполненное секретное задание экипаж наградили орденом Дружбы народов, выписали летному составу премию и выплатили зарплату, накопившуюся за время их отсутствия, а таблоид «Банзайалладиновская правда» в рубрике «Земля должна знать своих героев» даже опубликовал фотографию робота Василия, держащего на двух механических руках Банзай Алладиныча с Пррпунгом, а на третьей руке — колбочку с темной материей.

 

ЭПИЛОГ

— Принимай корабль, командир Пррпунг! — хлопнул младшего товарища по плечу Банзай Алладиныч.

— Принимаю, Банзай Алладиныч! — хлопнул по плечу старшего товарища Пррпунг. — С новым назначением!

— Да, теперь я буду вместо отправленного на пенсию профессора Биллялетдинова молодежь учить, как бороздить космос, — торжественно произнес Банзай Алладиныч и перешел на конфиденциальный шепот: — Василия-то куда дел?

— Так его же списали! Мне новую модификацию прислали, Иван Васильевич называется или сокращенно Иоанн, так вроде бы ничего, но вид у него уж больно грозный, — поделился впечатлением Пррпунг.

— Как это кстати! Я так поиздержался на этих банкетах в честь нашего возвращения, давай сдадим Василия в пункт цветных металлов, в нем столько ванадия с иридием.

— Чур, мой ванадий.

— Идет, но я возьму себе еще золотые контакты от его главного процессора.

 


Только писатель-фантаст может позволить себе, да и то в юмореске, такое описание межзвездного корабля: "Добро пожаловать, космолетчик Пррпунг, на борт межзвездного корабля повышенной проходимости, с кондиционером, стеклоподъемниками, подушками безопасности, центральным замком и круиз-контролем". А на самом деле посреди лета, когда припечет, то человеку уже не до юмора... Срочно требуется установка кондиционеров во все комнаты, в которых обитает человек или его питомцы.

 

 

 

 

ХРОНОС: ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ В ИНТЕРНЕТЕ



ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС