Иван Фролов
       > НА ГЛАВНУЮ > СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ > СТАТЬИ 2010 ГОДА >

ссылка на XPOHOC

Иван Фролов

2010 г.

СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА


Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Иван Фролов

На путях к опричнине

Царь Федор Иоаннович и царь Иоанн Васильевич Грозный.
Василий Осипов (Кондаков?). 1689 год.
Фрагмент фрески Спасо-Преображенского собора
Новоспасского монастыря в Москве.

Исторические корни опричнины лежат гораздо глубже, чем кажется исследователю.
Они уходят во времена Ивана III, когда Запад развязал идеологическую войну против
России, забросив на русскую почву семена опаснейшей ереси, подрывающей основы
православной веры, апостольской церкви и, стало быть, зарождающегося самодержавия.
Эта война, продолжавшаяся почти целый век, создала в стране такую религиозно-политическую
неустойчивость, которая угрожала самому существованию Русского государства.
И опричнина стала своеобразной формой его защиты.  

И.Я. Фроянов
«Драма Русской истории:
на путях к опричнине». с. 5

Основные этапы правления Ивана IV  Грозного

1530 год – рождение Ивана IV  Грозного.

      После неожиданной смерти отца Ивана IV Василия III, в декабре 1533 года проходит «стадия дворцовых переворотов» (по аналогии с 18 веком).

1534 год – заговор М.Л. Глинского;

1536 год – мятеж Юрия Дмитровского;

1537 год -  попытка захватить власть Андреем Старицким. (во главе группы стоял родич А.Курбского князь Ярославский[1]).     

1538 год – умирает мать Ивана IV Елена Глинская (отравлена).

      До 1540 года страной фактически управляли Шуйские. Это время отличалось хищениями и беспорядками. Наместники в городах и весях вели себя как лютые звери. Посады пустели, кто мог – спасался бегством. Беглый народ сбивался в разбойничьи шайки по всем центральным уездам страны. Южным границам угрожали татары и турки, северо-западу – Литва и Швеция. Государство стояло на грани гибели[2].

     В 1540 году к власти пришли Бельские, которые начали проводить политику укрепления власти. Были отправлены в отставку особо «ненавистные» наместники городов (Андрей Шуйский).

     1542 год – Шуйские подняли мятеж в результате которого митрополит Иосаф был свергнут с митрополии. Во время нахождения у власти чувствовали себя хозяевами в стране. Унижали малолетнего Ивана (часто не имел пищи и одежды – см. переписка Грозного с Курбским). Лишь после избиения друга и наставника Грозного - Ф.С.Воронцова, малолетний Царь решился и отдал приказ об аресте первосоветника Андрея Шуйского[3]. Молодой Царь стал «опираться» на Глинских.  

     1538 – 1543 год (во времена малолетства Ивана) – Москва была местом насилия и кровопролития. Итальянский архитектор Фрязин писал – «…бояре делают жизнь на Московской земле совершенно невыносимой»[4].

     1546 год – вооружённый мятеж во время прибытия Царя под Коломну, куда Иван прибыл во главе войска собранного для отпора татарскому набегу – к нему подошли вооружённые люди. Когда Иоанн попросил их удалится, они вступили в перестрелку. Это было прямое покушение на государя[5].

      1547 год – венчание на царство. Оно являлось логическим завершением, знаменовавшим, не только фактическое, но и юридическое оформление самодержавия в русском государстве. Иначе рождение святорусского царства. Ещё  отец Ивана Василий III «подписывался» царским титулом, но официально «венчан» на царство не был. Если бы ни его неожиданная смерть, вероятно, он сам бы венчался на царство[6]. Он «перенёс» его на своего сына – наследника, благословляя его на смертном одре «святым и животворящим крестом». Сторонниками «венчания» в первую очередь был митрополит Макарий и Глинские, на которых стал опираться молодой Иоанн после опалы на Шуйских (1562).  Таким образом самому Богу было угодно чтобы первым русским царём был именно Иван IV  Грозный.

      Однако противники русского самодержавия, только что зародившегося святорусского царства, а значит и русской государственности, которая состояла, прежде всего, из Веры людей в особое предназначение, особый путь по формуле инока Филофея – Москва Третий Рим, делали всё возможное чтобы свернуть с этого пути, поменять вектор развития страны. Первым таким актом стали пожары в Москве в апреле и июле 1547 года. Виновниками пожаров объявили Глинских, которые содействовали венчанию Ивана[7]. Чуть не сгорел митрополит Макарий, а всё-таки когда выбрался, спускаясь со стены упал и чуть не разбился. «Толпой» людей ловко манипулировали. По словам Грозного у бояр-изменников цель была не только Глинские и митрополит Макарий но и сам Царь[8].

       После всего случившегося в окружении Ивана IV появляются «временщики»; Благовещенский поп Сильвестр и  один из фаворитов царского правительства Адашев, которые образуют негласное политическое объединение «Избранную Раду». Борьба против святорусского царства, в котором Царь Иван IV  Грозный ощущал себя, «..не хозяином, а первым слугой», и за всё отвечал, прежде всего, перед Богом, в том числе и за своих подданных – принимает другой оборот.         

        Задачами  «Избранной Рады» являлись: 1. ограничение царской власти на манер Польско-литовской, ограниченной княжеско-боярской знатью; 2. захват светской и духовной власти в стране, с целью изменения его церковно-государственного строя и религиозной направленности; 3. борьба с православием; 4. разрушение сложившейся на Руси церковно-монастырской организации[9]. Кроме того своими действиями ограничивали полномочия Царя, например самовольно раздавали чины и должности[10].

       1549 год – несмотря на ограничение Царской власти Царь Иван IV, созывает «Собор Примирения», на котором осуждает всё время правления боярства. Требует от всех бояр прекратить бесчинства по отношению к детям боярским и крестьянам[11].

        1553 год. Во время тяжёлой болезни Царя Ивана IV, когда жизнь государя находилась под угрозой, ближайшее его окружение отказалось целовать крест наследнику престола, первенцу Грозного Дмитрию, тем самым это была ещё одна попытка враждебных Ивану княжеско – боярских кругов открыто выступить против политики Царя и захватить власть в свои руки в пользу Владимира Старицкого[12]. Боярский мятеж 1553 года подпитывался извне. Сторонниками Владимира Старицкого был Сильвестр и Адашев, другие князья и бояре[13].

        1553 год знаменуется ещё одним важным трагическим событием в жизни  Царя Ивана IV, это гибелью царевича Дмитрия – при загадочных обстоятельствах утопленного в реке кормилицей.

       С 1547 по 1560 год, т.е. время фактического управления страной «Избранной Радой», когда у Царя Ивана IV не было полноты власти, налоги выросли в 4,5 раза, тяготы от которых легли на народ. В 1555 году Дума приняла «драконовский» приговор – устанавливался месячный срок взыскания долга. Простые люди ответили бунтами в Москве. Люди были возмущены оскудением жизни (бунты в Новгороде, Владимире, Рязани). Даже самый видный член  «Избранной Рады» Адашев был вынужден признать, что бунты вызваны преступлениями администрации[14].

        Однако, наряду с этим можно отметить и положительные тенденции во времена «Избранной Рады». Это (основные):

- Судебник 1550 года, который впервые в Европе обеспечивал неприкосновенность личности;

 - Армейская реформа (по указу Ивана IV в России начали формироваться первые регулярные части – стрельцы;

 - 1551 год – Стоглав (о котором речь ниже);

 И другие. Однако, говоря о реформах надо знать, что они начались в 1549 году – через 1,5 года прихода к власти «Избранной Рады» в лице Сильвестра и Адашева. Такой промежуток сам по себе ставит под сомнение, что реформы инициировались «Избранной Радой».[15]

      Но вред, причинённый деятелями  «Избранной Рады» Русскому государству был большим, чем польза[16].

       В 1560 году неожиданно умирает первая и самая любимая жена  Царя Ивана IV – Анастасия Романова (отравлена). Собор 1560 года признал виновным Алексея Адашева и Сильвестра в смерти царицы. Иоанн сам был уверен в насильственной смерти своей супруги.[17] Дело против основных деятелей «Избранной Рады» привело к ликвидации этого неофициального органа.

      Убедительным подтверждением желания Ивана Грозного удержать Рус­ское государство от гибели, не обращаясь к чрезвычайным мерам, служит собор 1560 года, не оцененный, к сожалению, должным образом в исторической науке. Созыв собора свидетельствовал о стремле­нии Грозного решать вопросы по выводу России из опаснейшей ситуации, в какую она попала, общими усилиями, опираясь на коллективный разум и соборный приговор.

     И коль вожди Избранной Рады были признаны соборным судом еретиками (чародеями), то и Рада становилась воплощением дьявольской организации, а ее политика - бесовством. Неда­ром царь Иван говорил Курбскому: «.. .жив Господь Бог мой, жива душа моя, - яко не токмо ты, но и все твои согласники, бесовские служители, не могут в нас сего обрести».

     Созыв собора 1560 года являлся важнейшим событием государственно­го значения. Он свидетельствовал о возрождении Иваном IV практики со­вместной правительственной деятельности церковной и самодержавной власти символизирующей союз церкви и государства, практики, явственно обо­значившейся на рубеже 40-х - 50-х гг. XVI века (пример - Стоглавый собор) и прерванной в период господства Избранной Рады. Теократическое само­державие, симфония светской и духовной власти были явно не по вкусу ее деятелям. Понятно, почему Курбский именует собор 1560 года соборищем, вкладывая в это слово явно отрицательный смысл. «Курбский, - говорит С.О.Шмидт, - не случайно называет собор, осудивший Адашева и Сильвес­тра, "соборищем". В XVI веке слово "соборище" приобрело ругательный смысл. В представлении Курбского "соборища" - незаконные, неправедные с его точки зрения, соборы. Именно этим словом Курбский характеризовал собор, осудивший некогда Иоанна Златоуста.

     Именно это соединение клириков и мирян в целях совместного управления государством не устраивало реформаторов-западников, сплотившихся  вокруг своих лидеров - Сильвестра и Адашева. Оно не удовлетворяло их по двум причинам. Во-первых, единство церкви с государством, лежащее в основе теории божественного происхождения самодержавства, поднимало са­модержца на недосягаемую для сторонников ограниченной монархии высоту, делая тщетными любые их поползновения на его властные права. Во  - вторых,  . К этим принципиальным моментам, объясняющим негативное отношение Курбского  с «товарищами» к  учреждениям типа собора 1560 года, примешивались снедавшие их мелкие страсти, в частности возникшая у них в процессе церковно-политической борьбы неистребимая ненависть к Иосифу Волоцкому и его последователям - иосифлянам - создателям учения о теократическом самодержавстве в России.

      Проявивший терпимость царь Иван зря как оказалось рассчитывал на  исправление заблудших. Те, кого он после собора 1560 года наказал, затаили злобу и по возможности вредили ему. Другие, которых царь привел к прися­ге (целованию креста), нарушили клятву. По рассказу Грозного, сразу после собора обнаружилось, что для присягнувших «наша заповедь ни во что же бысть и крестное целование преступивше, не токмо отсташа от тех измен­ников, но и болми начаша им помогати и всячески промышляти, дабы их  на первый чин возвратити». Если верить государю, на него готовилось даже покушение: «И на нас лютейшее составляти умышление»[18].

      1560 – измена Бельского.

      1561 год – Дело «Тарваское про Тарваское взятье» - о сдаче г.Тарваста врагам во время Ливонской войны.

      1563 год – заговор Стародубских воевод о сдаче г.Стародуба. Заговор выявил родственников Адашева.

      1563 год – Дело Старицких. Освященный Собор на котором было доказано, что Ефросинья и Владимир Старицкие творили всякие «неисправления и неправды», нацеленные на то, чтобы «извести» Царя и его детей[19]. В этом же году русские войска взяли Полоцк (там сподвижник еретика Ф.Косого, Фома – возглавил реформационную общину). Взятие Полоцка воспринималось русскими людьми, как торжество святорусского царства над различными отступниками от истинной Веры[20].

      1564 год – измена князя Курбского. Бежит в Литву. Была выявлена его связь с Сильвестром и Адашевым по делу Старицких[21], а так же связь с Польшей.

 Нельзя к тому же забывать, что в это время шла тяжелей­шая война, в которую на стороне врагов втянулась почти вся Западная Евро­па. В ходе войны множились измены, предательства и побеги во вражески стан. Недобитые сторонники Избранной Рады решили по всему вероятию, взять реванш, воспользовавшись большими трудностями, переживаемыми страной. Наиболее тяжелым для государства оказался 1564 год. То был год «крупных внешнеполитических неудач и опасности вражеского нашествия с запада и с юга. Ко всему этому прибавились неурожаи, падеж скота, голод, опустение деревень. Начались пожары. Москва горела 18 апреля, 9 и 19 мая, 24 августа. Противники Ивана Грозного не могли не вос­пользоваться благоприятным для себя моментом. Как и следовало ожидать, трудный 1564 год стал временем активизации деятельности политической оппозиции[22].

     Царь Иван тайно готовился к решающей битве с оппозицией. Но та тоже не дремала. Свою задачу она, по-видимому, усматривала в том, чтобы переиграть или опередить Ивана. Наибольшая ее активность падает, по всей видимости, на вторую половину 1564 года, особенно на ноябрь - декабрь. Именно тогда фронда приступила к осуществлению попытки отстранить Грозного от власти. Таким шагом стала попытка созыва церковно-государственного собора в стольном граде, на котором «они» хотели заставить Ивана IV отказать­ся от престола[23]. На­зревал, судя по всему, государственный переворот, предусматривающий от­странение Ивана Грозного от власти и даже, возможно, цареубийство: Грозный знал, что бояре «стремятся лишить его жизни, уничтожить его, подобно тому, что случилось с благочестивой, почившей в Бозе царицей». Инициатива созыва этого собора шла со стороны оппозиции, поддерживаемой мит­рополитом Афанасием. Могло быть так: либо противники царя созвали собор, либо понудили к тому Ивана. Но в любом случае это шло против воли государя, поскольку он знал, для чего собирается столь представительный и влиятельный собор в Москве[24].

         Но надежда на переворот провалилась: государь перехватил инициативу у своих врагов и в окружении «воинников» покинул столицу  смешав все карты своих противников, повергнув их в недоумение и трепет[25]. Видно противостояние самодержца и боярской оппозиции достигло такой силы, что оставаться далее в Москве становилось для Ивана небезопасно.

Вынужденный характер отъезда Ивана Грозного из Москвы в начале де­кабря 1564 года со всей очевидностью выступает в упомянутом нами Летописчике, изданном С.О.Шмидтом: царь, озабоченный народным возмущением, «приказал ко двору своему царскому собратца всему народу и сигклиту своему и объявил им публично: "вижу я, что вы, все мои подданные, боле не желаете меня и фамилии мое[й] на престоле царском быть. Того ради оставляю вас, а я отъезжаю в далной путь, что уже более и в Москве быть не надеюсь, а град Москву оставляю под сохранение в руки Господа Бога наше­го". И сам сел и з детьми своими в корету и поехал из Москвы в город Коломну. Ис Коломны изволил отъехать в Александрову слободу[26].

Необходимо, прежде всего, подчеркнуть, что никакого отрече­ния Ивана Грозного от престола перед его отъездом из Москвы не было. Грозный покидал столицу полноправным государем. В противном случае он не смог бы повелеть части Бояр, «ближним дворянам», особенно «приказным людям», выборным дворянам и детям боярским следовать за собой. С.Б.Веселовский был, безусловно, прав, когда говорил: «Уезжая из Москвы; царь никому не поручил ведать Москву и все государство и в то же время не заявлял о своем отказе от власти».

Грозный не бросил власть, а увез ее собой, причём не только в фигуральном, но и в прямом смысле слова, распорядившись ехать с ним «приказным людям», т.е. вывез приказный аппарат, парализовав тем управление страной. Противники царя оказались в чрезвычайно сложном положении. Чтобы взять на себя владение Москвой и всем государством, запустить вновь правительственный механизм, надо было обладать корпоративной солидарностью, умом и смелостью. Во всем этом у боярства в целом и у недругов царя Ивана в частности наблюдался существенный дефицит. Но в испуге они могли решиться на какой-нибудь отчаянный шаг. И это делало отъезд Ивана Грозного из Москвы в определенной мере рискованным предприяти­ем, хотя степень риска была не столь высока, как это кажется С.Б.Веселовскому и другим.

И выезд из Москвы, и дальнейший путь в Александрову слободу были тщательно продуманы Иваном Грозным. Помимо всякого рода драгоценностей, дорогого платья и казны, он увез с собой «святость» - иконы и кресты, «златом и камением драгим украшенные», т.е. наиболее почитаемые в Москве святыни, хранившие православных христиан от бед. Тем самым русские люди, в частности жители Москвы, становились, по понятиям времени, беззащитными перед внешним миром, всегда опасным и враждебным. Одно это обстоятельство могло произвести на людей самое гнетущее впечатле­ние, посеять среди них печаль, уныние и страх.     К тому же невесть куда и зачем выехал из Москвы царь — посредник между Богом и людьми и потому защитник от всех несчастий и напастей. Летописец рисует картину полной потерянности и подавленности населения столичного города, и думается, он не преувеличивал. Характерны уже приводимые слова, вложенные летописцем у стенающих москвичей: «Увы! Горе! Како согрешихом перед Богом и прогневахом государя своего многими пред ним согрешении и милость его велию превратихом на гнев и на ярость! Ныне х кому прибегнем и кто нас помилует и кто нас избавит от нахожения иноплеменных? Како могут быть овцы без пастыря? Егда волки видят овца без пастуха, и волки восхитят овца, кто изметца от них? Такоже и нам как быти без государя». Из цитированного текста ясно, что, согласно представлениям поверженных горем жителей Москвы, прогневить государя – значит согрешить перед Богом.

    Сакральная природа царя здесь очевидна. Религиозная суть власти самодержца проглядывает в лексике москвичей, уподобляющих себя овцам, а государя - пастуху, или пастырю. Если вспомнить, что сам Исус Христос име­новал себя «пастырем добрым», полагающим жизнь свою за «овец» (Ин. 10: 11,15), то еще очевиднее выступает божественный характер царской власти. Понятна потерянность людей, оставшихся без защиты и покровительства благословленного Богом правителя. Они не ведали, что с ними будет. Они не знали, что делать[27].

    И еще неизвестно, что определяло действия толпы в те драматические дни декабря 1564 - янва­ря 15б5 года: чувство ли сословной неравноправности или страх перед неиз­вестностью, обусловленной утратой покровительства и заступничества со стороны божественных сил. Они видели в нем сакрального правителя, земного Бога, царствующего по изволению Бога небесного. Согласно свидетельству С.Герберштейна, относяящемуся к временам Василия Ш, «московиты» говорили, что «воля государя есть воля Божия и, что ни сделает государь он делает по воле божией. Поэтому также они именуют его ключ­ником и постельничим божиим; наконец, веруют что он - свершитель боже­ственной воли. Равным образом, если кто-нибудь спрашивает о каком-нибудь деле неверном и сомнительном то в общем обычно получает ответ: "Про то ведает Бог да Великий Государь"», Не поняв сути отношения рус­ских подданных к своему государю, С.Герберштейн пишет: «Неизвестно, или народ по своей огрубелости требует себе в государи тирана, или от тира­нии государя самый народ становится таким бесчувственным и жестоким».           Заезжему иностранцу, усвоившему многое из умственного движения Западной Европы конца XV – начала XVI века, общавшемуся на Западе с тогдашними «либералами» было невдомек, что монарх в России, если перефразировать известное выражение, — больше чем монарх. И это объяснялось многотрудной историей русского народа, всего лишь несколько десятилетий назад сбросившего тяжкое 250-летнее татаро-монгольское иго, будучи ведомым к победе великими московскими князьями. Восходящее к древности восприятие князей в качестве сакральных вождей и позднейшая теория божествен­ного происхождения власти московских государей, усиленные их славой как освободителей от иноземного рабства, спасших русский народ от погибели посредством мобилизации всех народных ресурсов и концентрации власти над подданными, вознесли московских правителей на недосягаемую для зем­ных человеческих существ высоту. Общенародным признанием этого фундаментального исторического факта, но отнюдь не тягой народа к тирании объясняется стиль отношений московских государей с обществом[28].

Но вот, когда, укрывшись в Александровой слободе и собрав «воинников» в мощный кулак, Грозный мог приступить к подготовке выступления против сидящих в Москве врагов, он поступил по другому, направив знат­ным и чёрным людям столицы специальные послания, побуждавшие адресатов определиться в коренном вопросе, каким быть дальше русскому госу­дарству: самодержавной или «конституционной» (ограниченной) монархи­ей. Царь, следовательно, нуждался в народном мнении насчет будущей судьбы Святорусского царства, полагаясь на соборное решение всего православно­го христианства «государствующего града Москвы». Перед нами своеобраз­ная форма совета государя со всеми своими подданными по вопросу госу­дарственного строительства. Черты народной монархии здесь выступают отчетливо и зримо[29].

        Во всей истории противостояния царя и боярской оппозиции в 1564 году Запад в лице Литвы и Польши принимал живое участие. В одном позднем летописце, представляющем, как говорит его публикатор С.О.Шмидт, инте­рес «при изучении событий политической истории XVI века», читаем о том, как «многие знатные вельможи собрали в Литве и в Польше немалую партию и хотели с оружием итти против царя своего».  С.Ю.Шокарев не без основа­ния рассматривал данное летописное известие как указание на то, что отъез­ду Ивана Грозного из Москвы в начале декабря 1564 года «предшествовала попытка вооруженного мятежа против царя»». В организацию и подготовку этого антигосударственного мятежа внесли свои вклады как видим, и наши западные соседи испытывавшие по отношению к Русии и ее самодержцу великий страх и жгучую ненависть. Можно сказать, что нити подготовляе­мого мятежа не обрывались в боярских дворах, а тянулись дальше, на запад, сходясь в Ватикане, во дворцах правителей западноевропейских государств и в руководящих центрах тайных обществ стран Западной Европы. Оно и понятно, ибо Московская Русь, неожиданно появившаяся в конце XV века на восточных рубежах западного мира, поразила европейцев своей мощью и пространством, приверженностью православной вере - схизме, по разуме­нию католиков, протестантов и всевозможных сектантов. С тех пор Запад ведет войну с Россией, явную и скрытую, прибегая к военной силе, интри­гам и диверсиям. В качестве одной из таких интриг и следует, по нашему мнению, рассматривать участие Литвы и Польши в подготовке антигосудар­ственного мятежа 1564 года Москве[30].

       Важно подчеркнуть, что Иван Грозный стремился к самодержавной вла­сти не ради самой власти, не ради удовлетворения собственной страсти вла­ствования. Власть несла ему не радость, а страдания и одиночество: «Тело изнемогло, болезнует Дух, раны душевные и телесные умножились, и нет врача, который исцелил бы меня, ждал я, кто бы поскорбел со мной, но уте­шающих не нашел, злом заплатили мне за добро, ненавистью за любовь[31]».

К Опричнине вела и привела не логика развития монархии, а борьба боярства и околобоярских элементов с русским единодержавием и царем Иваном Грозным как ее олицетворением, борьба сопровождавшаяся многочисленными государственными изме­нами противников самодержавства, совершенно нетерпимыми «в условиях войны едва ли не со всеми окружающими страну государствами». С этой точки зрения Ливонская война, действительно, была катализатором, уско­рившим введение Опричнины, под которой мы подразумеваем,  нечто иное, как  «окончательный переход к единодержавию[32]».

       В исторической науке, как можно было убедиться из данного обзора, суще­ствует большое количество разноречивых мнений о причинах создания Ива­ном IV этого института (опричнины). Не все они, конечно, обладают равной степенью убедительности. Наиболее бездоказательны и неубедительны те, из них, которые связывают введение Опричнины исключительно с лич­ными свойствами Ивана Грозного, считая ее исторически неоправданной и бессмысленной. Нет никаких сомнений в том, что Россия шла к Оп­ричнине, по меньшей мере, несколько десятилетий, во всяком случае со вре­мен Ивана Ш, когда нависла серьезная опасность над русской церковью и православной верой, опасность, чреватая гибелью Московского государства. С тех пор как показывает проведенное нами исследование  эта опасность существовала постоянно, то усиливаясь, то ослабляясь. В середине XVI века она возникла с новой силой, угрожая уже всем фундаментальным основам Святорусского царства - самодержавию, церкви и православию. Наступле­ние на «самодержавство» Ивана IV повела Избранная Рада, а также при­мыкавшая к ней часть боярства и связанное с ним дворянство. Удары по апостольской церкви и православной вере наносили вновь оживившие ере­тики, в том числе отдельные представители духовенства. Следовательно, атака на Святую Русь развернулась по всему фронту. Деятельность этих ан­тирусских сил вдохновлял и стимулировал католический Запад и гнездившиеся в нём всевозможные секты. Опасность до предела обострилась в свя­зи с тяжелой и длительной Ливонской войной, в ходе которой против Русии объединилась, можно сказать, вся Западная Европа. Немало фрондирующих представителей княжеско-боярской знати и служилых людей стали на путь прямой измены и предательства. В результате Русское государство оказа­лось на грани национальной катастрофы. Митрополит Иоанн (Снычев), об­ращаясь к времени Ивана Грозного, богодухновенным чутьем своим пронзил тьму веков и ясно понял, что тогда «под угрозой находилось само суще­ствование России». Во имя спасения Святой Руси надо было решиться на чрезвычайные меры. Грозный решился и учредил Опричнину.

      Можно бесконечно спорить по поводу того, верную ли форму борьбы с бесовщиной и крамолой применил царь. Важно другое - указать на эффек­тивность ее. Было восстановлено скованное Избранной Радой и ее сторонниками царское самодержавие, являвшееся в тогдашних исторических условиях наиболее оптимальной организацией высшей власти. Защищена и очищена от ересей православная вера, и, следовательно, укреплена церковь. Иными словами, была спасена Россия. К сожалению, Иван Грозный до сих пор остается непонятый историками. Однако некоторые современники царя Ивана, в частности иностранцы, хорошо сознавали что удалось сделать русскому властителю Генрих Штаден писал: «Хотя всемогущий Бог и наказал Русскую землю так тяжело и жестоко, что никто и описать не сумеет, все же ны­нешний великий князь достиг того, что по всей Русской земле, по всей державе – одна вера один вес, одна мера! Все, что ни прикажет он, - все исполняется и все, что запретит, - действительно остается под зап­ретом. Никто ему не перечит: ни духовные, ни миряне».

        Итак по Штадену, Русская земля едина, вера в ней одна, а власть самодержца непререкаема. И то была правда. Но достиг всего этого своим упорством, целенаправленностью и великим христианским самопожертвованием царь Иван Васильевич Грозный, победивший дьявольские силы в их стрем­лении «потребить» Святую Русь[33].

Однако полностью извести крамолу не удалось. Еретики глубоко пустили корни.

     1566 – 1567 год. От перехваченных писем от польского короля и литовского гетмана Царь узнаёт о связях подданных с противником (Челядин-Фёдоров, Куракин-Булгачёв, Ростовский)[34].

         

Митрополит Филипп

     1566 год – царь Иоанн Грозный и митрополит Филипп разграничивают сферы    влияния. Один ни вмешивается в духовные дела, а другой в государственные (принцип разделения властей на светскую и духовную)[35].

     На Соборе в 1567 году митрополит Филипп поддержал Царя после раскрытия заговора Челядина-Фёдорова, и публично обличал заговорщиков (Челядин-Фёдоров, Куракин-Булгачёв, Ростовский). Такое поведение митрополита не нравилось противникам самодержавия[36]. Новые заговорщики, а это архиепископ Новгородский Пимен; царский духовник Евстафий; епископ суздальский Пафнутий; Филофей Рязанский и игумен Соловецкого монастыря Паисий созвали собор. Тактика заговорщиков была проста – лгать царю на митрополита а святителю клеветать на царя[37].

    1568 год – Собор осудивший митрополита Филиппа. Серьёзных обвинений против митрополита не нашлось, поэтому ему было вменены обвинения касавшиеся митрополита, в бытность игуменства на Соловках. Грозный не стал перечить приговору собора, так как не хотел нарушать условия 1566 года о разделе сфер влияния. Филипп был отправлен «на покой» с щедрым содержанием. Намёка на смертный приговор нет ни в одном источнике[38]. Приговор собора в последствии был «утерян[39]». Знаменитый историк Карташёв назвал собор осудивший митрополита Филиппа позорнейшим из всех, какие только были на протяжении всей церковной истории[40].

    В 1569 году во время похода на Новгород и Псков, в связи с выяснением новых фактов о переходе городов под власть Сигизмунда (т.е. измена архиепископа Пимена и др. заговорщиков)[41], и расследования по данному факту, могли вскрыться связи Пимена с Московской боярской группой, поддерживающей ересь жидовствующих, и замешанных в заговоре[42] (в том числе и против Филиппа, осуждение на соборе 1568 года) – опальный митрополит стал опасен для Пимена. Когда Скуратов – Бельский, руководивший расследованием изменников о связях Москвы и Новгорода достиг Твери, святитель был уже мёртв. Грозный послал его не с приказом «удушить» его, а с просьбой вернуться на митрополию[43]. После проведения тщательного расследования последовала опала Грозного: Пимен – заключен в Веневский Никольский монастырь; Паисий заточен на Валааме; Филофей лишён сана; Кобылин, охранявший Филиппа сослан в монастырь; казнены Басмановы[44].

   Знаменитый историк Скрынников, считающийся самым авторитетным в эпохе Иоанна Грозного, установил по так называемым «синодикам», т.е. спискам опальных (пострадавших от самого Царя), куда Царь лично записывал всех пострадавших от него, в том числе и клира Новгорода за измены и ересь – так вот там имена иноков присутствуют, а митрополита нет. Это лишний раз доказывает, что Царь не был причастен к смерти митрополита.

    Миф об убийстве митрополита Филиппа основан на источниках двух ливонцах, которые сперва изменили своей Родине, служили у Грозного, а потом стали шпионами у Сигизмунда - Таубе, Крузе[45]; перебежчика Курбского, а затем повторены масоном Карамзиным. Эти «факты» (об убийстве Филиппа Грозным) опровергал тот же историк Скрынников. Единственное упоминание в отечественных источниках о якобы имевшем место убийстве Филиппа Грозным имеется в Соловетском житии. Однако Житие было написано в 90-х годах XVI века, уже при Борисе Годунове, противниками Ивана IV, теми которые на соборе 1568 года осудили митрополита Филиппа[46]. Имеются также в житии «неточности». Например «Житие» рассказывает, как царь послал уже сведённому с кафедры, но ещё находившемуся в Москве святому отрубленную голову его брата Михаила Ивановича. Но окольничий М.И.Колычев умер в 1571 году, спустя три года после описываемых событий. И другие неточности и несовпадения.[47]

    Святитель Дмитрий Ростовский, составитель последнего канонически безупречного текста Жития Святых, не упоминает о том, что Царь причастен к кончине заговорщиков.[48] Так же Царь Алесей Михайлович считал невиновным  Ивана IV в смерти митрополита Филиппа.[49]     

 

Дело о Новгородском «погроме»

      При подходе к Новгороду в январе 1570 года (напомним в связи с выяснением новых фактов о переходе городов под власть Сигизмунда и изменой архиепископа Пимена) и расследования по данному факту, Царя встретил многолюдный Крестный ход. Передовым отрядом были арестованы знатные граждане, подписи, которых стояли под договором с Сигизмундом, и некоторых монахов виновных в ереси жидовствующих, которая была идеологической подпиткой сепаратизма Новгородской верхушки[50]. Разные исследователи и историки по разному оценивают число жертв «тирана» Грозного во время похода на Новгород. Например историк Горсей их насчитал 700000;

                                 Валишевский – 70000;

                                 Псковская летопись – 60000;

                                 Новгородская летопись – 30000;

                                 Таубе и Крузе – 15000;

                                 Курбский – 15000;

                                 Гуаньино – 2770;

                                 Скрынников – 1505 человек.[51]

   И это при населении города того времени в 25000 человек!!!!!

    Подлинные документы о Новгородском «погроме», которые могли бы пролить свет на реальное положение дел в Новгороде, с прибытием туда Ивана «исчезли» в XIX веке, когда в архивах усердно «работал» масон Карамзин и Бантыш-Каменский. Вместе с этим документом пропала также Учредительная грамота опричнины[52].

 

Преподобный Корнилий

     После «зверской расправы» над 700000 человек Новгорода при общем числе населения 25000 «тиран» в феврале 1570 года достиг Пскова. Либеральные историки, например, такие как Карамзин (ссылаясь на Курбского) приводят такую версию «замучения» Грозным преподобного: «…был раздавлен вместе с Муромцевым (который упоминается только Курбским и больше никем) каким-то мучительным орудием». А рукопись, хранящаяся в библиотеке Троице-Сергиевой Лавры гласит что Иоанн «отсёк преподобному голову, и Корнилий шёл за Иваном с отрубленной головой неся её в руках».[53]

     В отношении даты кончины Корнилия историки расходятся:

Веселовский – 20.02.1570;

Митрпл. Евгений – 1577;

М.В.Толстой – 1577;

Карамзин – 1577, в другом месте 1570;

Курбский – 1575;

    Служба святому как священномученику была составлена в 1954 году, после смерти Сталина, как известно весьма благосклонно относящемуся к Ивану IV.

    Всего пострадавших человек в Пскове, оказалось, по Кобрину – несколько десятков человек; по Зимину – два человека.   

 

Миф об убийстве своего сына Ивана

    Отец мифа – иезуит, папский легат Антоний Поссевино.[54] Существует несколько версий «убийства» отцом своего сына.

1.     Якобы Царь увидел одетую невестку не по уставу, стал её бить, сын стал её защищать, за что и получил посохом в висок. (Иванов, Валишевский);

2.     Из-за политики, якобы сын хотел занять место отца (Карамзин);

3.     Грозный по какой-то причине ударил своего сына, что тот заболел горячкою и на третий день умер. (Джером Горсей)[55]

 

Однако существуют доказательства другого характера:

1.     Московский летописец (1581-1582г) «…преставился царевич Иван Иванович»;

2.     Пискаревский летописец «…преставление царевича Ивана Ивановича»;

3.     Новгородская четвёртая летопись «…преставился царевич Иван Иванович»;

   Ни водном из них нет слова об убийстве, тем более, что многие летописи были написаны десятки лет спустя событий.[56]

     В 1963 году были вскрыты гробницы в Архангельском соборе Кремля, в том числе и Ивана Ивановича. После тщательно проведённой экспертизы, было обнаружено в волосах и костях – превышение ртути на 30 раз выше нормы, а в клочке оставшихся волос частиц крови обнаружено не было.[57] Это значит, что Иван Иванович был отравлен, и удара по голове не было.

    Иван Иванович неоднократно болел, в 1570 году сделал большие вклады в Кирилло-Белозёрский монастырь на случай смерти, чтоб его поминали.[58]

     Французский капитан Маржерет, долгое время служил при русском дворе, подтверждал, что смерть наследника от побоев – ложный слух.[59]

     О сыноубийстве упоминает только «Мазуринский летописец» - польский, настроенный антироссийски. И то он приводит версию, что Царевич умер от болезни[60].

 

Миф о семи (восьми) жёнах

     Иван IV  Грозный, был женат 4 (четыре) раза. Четвёртый брак на Марии Нагой был совершён по решению Освященного собора РПЦ, и Царь понёс за него епитимию, ввиду того, что третий брак был только номинальным – царица умерла (через неделю) так и не став фактически супругой царя (отравлена)[61]. Всех жён царя,  его и его семью травили (о чём речь пойдёт ниже). И Он об этом знал сам. В прошении на имя Освященного собора с просьбой разрешить ему четвёртый брак Грозный говорил: «…и отравили царицу Анастасию изведоша» - о первой жене.

               О Марии Темрюковне: «… и такоже вражиим злокозньством отравлена

               бысть» - о второй жене.

               О Марфе Собакиной: «…и такоже ей отраву злую учиниша…толико

               быша царица марфа две недели и преставися, понеже девства не разрешил

               третьего брака» - о третьей жене[62].

      А.И. Муравьёв в «Путешествии по святым местам русским», говорит что в Вознесенском монастыре – месте последнего упокоения Великих княгинь и русских цариц, вплоть до Петровских времён покоятся 4 (четыре) супруги Царя.[63]

      В 1572 году Грозный составлял завещание, где упоминается о 3 (трёх) жёнах (Анастасия, Мария, Марфа)[64].

      В курсе церковного права под редакцией Павлова говорится, что «…после Соборного Уложения 1551 года в истории русского канонического права имеют важность: 1. Соборная грамота 1572 года о четвёртом браке царя Ивана IV…»[65].

 

Отравители

       Как мы выяснили, сам Иван IV  Грозный знал и понимал что его, его жён и семью травили на протяжении нескольких лет. После проведённых экспертиз 95-х – 2000 годов было выяснено, что первую жену Грозного Анастасию Романову – отравили. Как показывает заведующая археологическим отделом «Московский Кремль» Т.Панова, при экспертизе было установлено, что в останках Анастасии превышение нормы мышьяка и ртути в 120 раз !!![66].

       Вскрытие гробницы Ивана IV в 1963 году доказало, что в мощах Царя содержится смертельное количество ртути. В 90-х годах был доказан факт отравления практически всей семьи Царя Ивана IV. Превышение норы мышьяка и ртути в десятки раз было доказано в останках: 1.матери Грозного Елены Глинской (1538);

2. жены Анастасии (1560);

3. царевна младенец Мария;

4. царевич Иван (1581);

5. царь Фёдор Иванович (1598);

Царскую семью травили на протяжении 60 лет !!!!!

Историки которые подтверждают это:

- Манягин, Татищев;

- дьяк Иван Тимофеев, автор «Временника» - нач. XVII века;

- Иссак Масса считал, что Годунов отравил Фёдора Иоанновича;

- английский посланник Флетчер говорил – «младшему брату Царя Фёдора Иоанновича Дмитрию угрожает смертельная опасность….Царский род в России скоро пресечётся». Было сказано до смерти святого царевича Дмитрия и за семь лет до смерти Фёдора Иоанновича.

Потомков Рюрика на русском престоле целенаправленно уничтожали.

Царевич Дмитрий зарезан в Угличе (1591);

Царский первенец Дмитрий утоплен в реке кормилицей (1553);

Царевич Иоанн отравлен (1581);

Царь Фёдор Иоаннович отравлен (1598);

Два сына Василия (1560) и (1563) – причина смерти не известна[67].

 

Игра с историей

 Митрополит Иоанн (Снычев): «...Начиная с Карамзина, русские историки воспроизводили в своих сочинениях всю ту мерзость и грязь, которыми обливали Россию заграничные гости, ни делая, ни малейших попыток объективно и непредвзято разобраться в том, где добросовестные свидетельства очевидцев превращаются в целенаправленную и сознательную ложь по религиозным, политическим или личным мотивам. В наше сознание внедрён образ кровожадного и безнравственного тирана, убивающего своего сына»[68].

  ●  Н.Д.Тальберг (церковный историк) – «Карамзин буквально ненавидел Грозного Царя».

  ● И.И.Векслер (литературовед): «История Карамзина более тяготеет к художественной интерпретации, чем к точному и беспристрасному историческому анализу». 

  ●     В.Белинский (критик) : «Главная заслуга Карамзина, как историка России, состоит не в том, что он написал истинную историю России, а в том, что но создал возможность в будущем истинной истории России»[69].

 

Противники Карамзинской истории

1.     Святитель Филарет (Дроздов);

2.     Адмирал Шишков;

3.     Н.С. Арцыбашев (называл факты приводимые Карамзиным крайне недостоверными).

4.     И.Е.Забелин - историк;

5.     Екатерина II в полемике с Радищевым защищала Грозного и его действия в Новгороде.

6.     Михайловский Н.К. (литературный критик) «…люди привыкшие обращаться с историческими документами, видят в памятниках то, чего там днём с огнём найти нельзя и отрицают то, что явственно прописано чёрными буквами по белому полю».

7.     С.Б.Веселовский (академик): «В послекарамзинской историографии начался разброд…»

8.     Альшиц (советский историк);

9.     М.Е.Салтыков – Щедрин;

10. Р.Ю.Виппер - историк;

11. С.В.Бахрушин - историк;

12. И.И. Смирнов - историк[70]

                           

Жестокость (тиранство) Грозного

     Все свидетельства о жестокостях, опричных казнях, известны только из описаний непримиримых противников Грозного, таких как:

● князь, перебежчик и изменник Курбский, бежал в Литву в 1564 году после доказательств его связи с Сильвестром и Адашевым, инспирировавший вторжение на Русь 70000 поляков и 60000 крымских татар[71];

● двух ливонцев Таубе и Крузе, которые сначала изменили своей Родине, служили у Царя Грозного, а потом стали шпионами у Сигимунда;

● Шлихтинг – поляк, дважды изменник, попав в плен, служил русским, а потом перекинулся обратно к королю;

● Штаден – немец, наёмник, перешёл к русским, был опричником, затем удрал на запад и представил королю подробный план завоевания России (мемуары его всплыли в XIX веке) [72];

● протестантский пастор Одельборн и католик Гуаньино, написавшие свои пасквили далеко от места событий в Польше и Германии;

● папский унций Антонио Поссевино, организатор польской агрессии против России;

● английский авантюрист Горсей;

● всех этих недругов обобщил и «раздул» ненавистник Грозного, член масонской        ложи «Златого венца» Карамзин[73];

● также отрицательно относился к Грозному вышеупомянутый либерал Радищев.

 

Но были иностранцы одобрительно относившиеся к Грозному:

- Михалон Литвин;

- англичане Ченслер, Адамс, посол Дженкинсон;

- Венецианский посол Фоскарино;

- Итальянцы Тьяполо и Тедальди;

- Венецианский посол Липпомано, посетил Москву в 1575 году (после опричнины),  

   никаких ужасов и зверств не упоминает[74].

                    

«Жестокость»  по конкретным эпизодам

1543 год – при опале на Шуйских, не Иоанн приказывал казнить временщика (ему было 13 лет), на самом деле виноваты переусердствовавшие слуги, сводившие свои  счёты с Андреем Шуйским.

1546 год – после покушения на жизнь государя в Коломне, Иоанн пощадил непосредственных участников покушения.

1553 год – заговор Старицких во время болезни Ивана. Царь всех простил, а Владимира Старицкого в 1554 году, в завещании, назначил правителем при малолетнем наследнике.

1554 год – Пытался бежать в Литву, за связь с Старицким князь Лобанов -  Ростовский. Суд Боярской Думы приговорил его к смерти, но Царь помиловал его, отправив в Белоозеро.

1560 год – Собор признал Алексея Адашева и Сильвестра в смерти царицы Анастасии (отравлена). Адашев – отравился сам. Сильвестр – умер позже в 1570 году.

1560 год – Взят в плен гроссмейстер Ливонского ордена Фюрстенберг. Западные «историки» красочно описывали как его и других военноначальников провели по Москве избивая железными палками (как будто в России дерева мало), а потом кинули на съедение хищным птицам. Примечательно, но «замученный» Фюрстенберг через 15 лет после своего зверского убийства восстал из мёртвых и послал (1575) своему брату из Ярославля письмо, где ему была пожалована земля[75].

Дважды пытался бежать за рубеж и дважды был прощён Бельский. Были пойманы при попытке к бегству и прощены Глинский, Шереметев, Фуников.

Курбский, а вслед за ним историк Костомаров указывали на казнь в 1561 году Шишкина с женой и детьми. Однако историк Зимин указывает, что через два года после казни Иван Шишкин служит воеводой в Стародубе.

1564 – год Курбский бежит в Ливонию (связь с польским королём Сигизмундом). Оставил в России жену и 9-летнего сына. Грозный «тиран» отпустил семью изменника вслед за ним[76].

1566-1567 – Царём перехвачены письма от польского короля и литовского гетмана

о связях подданных Иоанна Челядина-Фёдорова, Куракина-Булгачёва, Ростовского. По Штадену – всех казнили. По Горсею Куракин-Булгачёв  жив[77].

     Особо следует остановиться в разногласиях о Воротынском.

Курбский: в 1560 году Михаил сослан в Белоозеро, в 1565 году вызван оттуда и был подвергнут пытке. (Жгли на медленном огне и Грозный лично подгребал угли посохом).

Валишевский: умер на обратной дороге на Белоозеро.

С.Ф.Платонов: замученный до смерти «получает во владение город Стародуб».

Зимин: 1572 году в битве при Молодях побеждает Крымцев.

Хорошкевич и Зимин: 1573 году его вторично и опять же собственноручно поджаривает Иоанн.

Хорошкевич и Зимин: 1574 году, т.е. через год после поджаривания Михаил подписывает новый устав сторожевой службы.

Сравнительная историография по «жестокости»

     Всего за время правления Иоанна Грозного было приговорено к смерти 4 – 5   тысяч человек. Смертная казнь была предусмотрена в 12 случаях[78]. Подавляющее большинство погибших принадлежали к высшим сословиям и были виновны во вполне реальных, а не мифических заговорах и изменах…почти все они ранее бывали прощаемы под крестоцеловальные клятвы, т.е. являлись клятвопреступниками, политическими рецидивистами[79](кандидат исторических наук Скуратов).

Для сравнения в истории отечества:

 - Алексей Михайлович –  казнено более 10000 человек. Смертная казнь  

   предусмотрена в 63 случаях.

 - Петр I – только в течении месяца мог казнить более 1000 человек. В 1668 году, за                

   один месяц казнили 1166 человек. Смертная казнь предусмотрена в 123 случаях[80].

Для сравнения в зарубежной истории:

1.     Польский историк Валишевский: «Ужасы красной площади покажутся Вам превзойдёнными. Повешенные и сожженные люди, обрубки рук и ног, раздавленные между блоками…Всё это делалось среди бела дня и никого ни удивляло, ни поражало».

2.     Католический кардинал Ипполит д'Эсте приказал в своём присутствии вырвать глаза родному брату Джулио.

3.     Шведский король Эрик XIV казнил в Стокгольме 94 сенатора и епископа.

4.     Герцог Альба в Нидерландах казнил 13000 человек[81].

5.     В 1572 году во время Варфоломеевской ночи во Франции перебито свыше 2000 протестантов. За 2 недели во Франции 30000 убиты.

6.     В Англии за первую половину XVI века, при Генрихе VIII, повешено только за бродяжничество 70000 человек. При Елизавете I казнено 19000 человек. В той же цивилизованной Англии, когда возраст короля или время его правления были кратны числу «7», происходили ритуальные человеческие жертвоприношения. Невинные люди своей смертью должны были якобы искупить грехи королевства.

7.     В Германии при подавлении крестьянского восстания 1525 года казнили более 100000 человек. Хабенбах, правитель Эльзаса, устроил праздник, на котором приглашённые мужчины должны были узнать своих жён, раздетых донага, но с лицами закрытыми вуалью. Тех, кто ошибался, сбрасывали с высокой лестницы[82].

 

Итоги правления Ивана Грозного

1.     Территория увеличилась с 2,8 млн.км² до 5,4 млн.км².

2.     Прирост населения от 30 %  до 50 %, ( до 10-12 млн.человек).

3.     Построено 155 новых городов и крепостей.

4.     Присоединены: Казанское царство, Астраханское, Сибирское, Ногайская Орда, часть территории Северного Кавказа. Русское государство стало больше остальной Европы.

5.     Создана Государственная почта.

6.     Реформа судопроизводства. Каждый мог сам защитить себя в суде. Никого не могли казнить смертной казнью, без рассмотрения Государём каждого конкретного дела.

7.     Введена всеобщая выборность местной администрации.

8.     Развитие торговли. Морской с Англией. Сухопутной с Персией и Средней Азией.

9.     Начало книгопечатанию (1563 Иван Фёдоров).

10. Придан государственный характер летописанию. Создан Лицевой свод.

11. Создана сеть общеобразовательных школ.

12. Появился новый жанр в русской литературе – публицистика.

13. Заселено северное Черноземье (Орловская, Курская, Липетская, Тамбовская обл.).

14. Создание регулярной армии (1556 г. – уложение о военной службе).

15. Указом запретил употребление спиртных напитков, кроме праздничных дней. Запрет Табакокурения.

16. Начало Казачества.

17. Вёл успешные войны от посягательств врагов[83] (Ливония, Литва, Казань, Астрахань, Сибирь, Крымские татары, Польша, Ногайская орда, при этом ему оказывали противодействие в его собственном государстве придворной партией все той же Избранной Радой, которая содействовала успеху противника и военному поражению своей страны, когда во главе русской Армии в Ливонии стоял Адашев. Например, накануне полного разгрома и подчинения Ливонии произошёл неожиданный поворот – было предоставлено Ливонии перемирие. Перемирие было заключено под влиянием Избранной Рады. Иван Грозный сам говорил об этом: « И а же не ваша злобесная претыкания была, и з Божьей помощью уже бы вся Германия была за Православием». Это перемирие позволило Ливонии заключить союз с Литвой в результате чего России стало противостоять не слабое, раздробленное государство, а могучее Литовско-Польское. Помимо Польши включающая Данию и Швецию. Так война с одним противником переросла в войну с Европой[84]).

 

Духовный подвиг Царя Иоанна IV  Грозного

1.Вёл подвижническую, духовную жизнь:

   - не пропускал ни одной церковной службы, проводя в Храме по 6 – 8 часов.

     Во время опричнины в Александровской слободе, у опричников, был особый орденский костюм. Царский орден имел также свой Храм. Иван Грозный был Игуменом. Львовская летопись отмечала, как строг был Иван в исполнении церковных правил[85]. Жизнь в монастыре регламентировалась уставом, составленном лично Царём, и была строже чем в других монастырях.  В полночь все вставали на полуношницу, в четыре утра к заутрене, в восемь начиналась обедня. Царь показывал пример благочестия: лично пел на клиросе,     усердно молился, а во время общей трапезы читал вслух Священное Писание. В целом богослужение занимало около 9 часов в день[86].

2. Поступки и характер Царя определялись Его внутренним мировоззрением.

    Внутренняя тяга самодержца к монашеству и монашеской жизни - давнее желание принять постриг. Это своё желание Государь явил в послании инокам Кирилло – Белозёрского монастыря (1573). Впечатлительный Иван чувствовал себя так, будто Он наполовину уже монах: «И мнится мне, окаянному яко исполу есмь чернец». К тому же общежитейский монастырь, в котором у монахов отсутствовали особое имущество и особые занятия, в котором весь распорядок жизни подчинялся нормам устава, определяемый суровой волей настоятеля, чем дальше, тем больше становился для Царя идеальным образом человеческого сообщества[87].

3. Перед смертью Царь исповедался, причастился и принял схиму с именем Иона.

4. Царь Иоанн IV  Грозный является лично автором многих духовных произведений таких как:

 - молитва Божьей Матери и Святителю Петру, Митрополиту Московскому и всея России чудотворцу об избавлении от безбожных агарян (1541);

 - молитва «о поможении Православному христианьству от безбожных и злых изменников казанских татар»(1552);

 - Моление царское за Божественной Литургией перед взятием Казани(1552);

 - Хвала царя Богу после взятия Казанского царства (1552);

 - Стихиры Владимирской иконе Божией Матери (1550-1560-е годы);

 - Тропарь Преподобному отцу нашему Никите Столпнику Переяславскому

    Чудотворцу (начало 1550-х годов);

 - Тропарь, кондак и послание на перенесение честных мощей святых мучеников и исповедников благоверного Князя Михаила Черниговского и болярина его Фёдора (+20.09.1246), чудотворцев (1578);

 - Стихиры на преставление святителя Петра, Митрополита Московского и всея

   России чудотворца (н.1580-х гг.);

 - Канон Ангелу Грозному, и воеводе, и хранителю всех человек, от Бога посланному по вся душа человеческая (1570-н.1580 –х гг.);

 - Молитва к Господу нашему Исусу Христу, ко святому архангелу Михаилу[88].

5. При вскрытии 4 гробниц, в том числе и Иоанна IV, в 1963 году – кости скелета были  обнаружены сохранившимися (имели жёлто-буроватый оттенок), кости других 3-х гробниц сохранились значительно хуже. Правая рука согнута в благословляющем жесте  (двуперстие!!!)[89].

6. Вёл успешную борьбу с ересями («жидовствующих»), сохраняя в чистоте Православную Веру; отказался заключать унию с Римом (Антонио  Поссевино)[90].   

7. При Иване Грозном начали регулярно созываться Земские Соборы, символизирующей собой союз церкви и государства. Теократическое самодержавие, симфония светской и духовной власти, как нигде проявлялись на этих Соборах. Единство церкви с государством, лежащее в основе теории божественного происхождения самодержавства,  это единство служило апостольской церкви и православной вере, твердой защитой и прочной гарантией безопасности как внутри России, так и вне ее, являясь, следовательно, живым источником деятельности русского самодержца в качестве Удерживающего.

Ярким примером этого явился Стоглавый Собор (1551), который закрепил основные положения в Русской Православной Церкви, в том числе и  о «двуперстии» (гл.31), в связи с тем, что попытки переделать, изменить, повернуть вектор развития страны в сторону, очень сильно проявлялись во времена Ивана Грозного. Стоглав считался канонической книгой вплоть до собора 1667 года !!![91]  т.е. и был ей соответственно 116 лет!!!

8. Созданы Четьи-Минеи (Жития Святых) митрополита Макария.

9. Построено более 60-ти монастырей и храмов.   

 

АВТОРЫ (современники)   

Фроянов Игорь Яковлевич –  доктор исторических наук, профессор.

                                                  советский и российский историк. Общественный

                                                  деятель. Писатель. Декан исторического факультета

                                                  Санкт-Петербургского Государственного факультета

                                                  (1982-2001). Председатель диссертационного совета

                                                   исторического факультета. Председатель Головного

                                                  совета по истории Министерства высшего и среднего

                                                  образования. Автор 12 монографий и свыше 200

                                                  статей и брошюр по истории древней и средневековой

                                                  Руси.

                                                      После выхода в свет книги «Погружение в бездну»,

                                                  словно по команде, в ряде либерально-масонских

                                                  СМИ, началась травля учёного. В результате этой

                                                  компании Фроянов в 2001 году был лишён должности

                                                  декана исторического факультета. Но это нимало

                                                  не смущает учёного и педагога, более всего

                                                  дорожащего свободой творчества и не привыкшего

                                                  изменять ИСТИНЕ.

                                                  Источник о Иоанне IV:  «Драма русской истории. На

                                                  путях к Опричнине».

Татьяна Васильевна Грачёва - политолог, кандидат педагогических наук, доцент, заведующая кафедрой "Русского и иностранных языков" Военной Академии Генерального штаба Вооруженных Сил РФ. В течении ряда лет была ведущим научным сотрудником Центра военно-стратегических исследований Генштаба ВС РФ. Окончила высшие курсы Военной Академии Генштаба по специальности "Национальная безопасность". Автор многочисленных статей и книг по национальной безопасности России. Автор серии статей в журнале "Безопасность". Лауреат премии журнала "Москва" за 2005 год. Источник о Иоанне IV:  «Когда Власть не от Бога».                                                                                                   

Иоанн (Снычев) – митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский. Постоянный

(1995 †)                                      член священного синода РПЦ. Мыслитель, богослов,

                                                    историк. Автор книг по церковной и светской

                                                    истории.

                                                         «…не было никакого тирана на троне, был первый

                                                   русский царь – строивший, как и его многочисленные

                                                   предки, Русь – дом Пресвятой Богородицы и

                                                   считавший себя в этом доме не хозяином а первым

                                                   слугой». 

                                                   Источник о Иоанне IV :  «Самодержавие Духа».

 

Вячеслав Манягин – журналист, писатель.

                                    Источник о Иоанне IV :  «Правда Грозного Царя».

 

Валерий Шамбаров – современный российский писатель и публицист.

                                      Источник о Иоанне IV: «Царь Грозной Руси».

     Все они в своих работах, при описании эпохи Грозного, ссылаются на историков настоящего и прошлого, таких как Скрынников, Арцыбашев, Забелин, Веселовский, Альшиц, Виппер, Бахрушин, Смирнов и других.

                        Почему «ИМ» так ненавистен именно Иоанн IV Грозный     

     В книге Татьяны Грачёвой «Когда власть не от Бога», приводятся очень серьёзные доводы о «борьбе», которая сегодня разворачивается на наших глазах, в наши дни. Прежде всего, идёт «борьба» между теми, кто сегодня проповедует государственность как таковую, основанную на традициях, менталитете, религиозной идентичности, и теми, кто всеми силами борется с государственностью. Эти люди (которые борются с государственностью) пытаются минимизировать долю государства как таковую в общественной жизни, в сферах народного самосознания. Особенно эта «борьба» как нигде, со всей очевидностью, очень чувствительно проявляется в России. Россия всегда была очень сильна именно своей государственностью, сильной вертикалью власти. Когда вертикаль ослабевала, ослабевала и сама Россия. Сегодня мы видим как государство «уходит» со всех сфер нашей жизни. Всё отдаётся на откуп так называемому бизнесу. Именно «он» должен заменить собой те функции, которые всегда лежали в сфере государства. Россия на данный момент вступает в сферу интересов транснациональных корпораций, мировых экономических гегемонов, которые всеми силами ведут борьбу за оставшийся неподеленым рынок – Россию. На Западе уже давно всё поделено. Транснациональные корпорации, ВТО, т.н. бизнес давно там играют первую скрипку, а доля государства если где-то и есть то весьма минимальна. На глобальном уровне идёт борьба. Борьба добра со злом. Борьба идет, прежде всего, в духовном плане. Те силы которые ведут борьбу против государственности, а следовательно против традиций, которые сегодня размываются; против идентичной религиозности, которая сегодня проповедуется верой в единого всевышнего для всех и единством в многообразии; против суверенной экономики, тенденциями вступления в ВТО – их эти силы в своей книге Татьяна Грачёва называет АНТИСИСТЕМА. Эта антисистема ведёт сегодня борьбу не на жизнь, а на смерть с традиционными формами существования. Компромисса здесь быть не может.

    И одной из самых ненавидимых фигур в русской истории для антисистемы является фигура Иоанна Грозного, Царя, который как раз помог Церкви победить ересь жидовствующих. Этого и много другого, что он сделал во имя веры и ради укрепления государства антисистема ему простить не может. И потому состряпала миф об этом великом правителе и государственнике в истории Руси, чтобы дезориентировать народ и не дать ему осознать историческую правду. Ведь если написать об Иване Грозном правду, значит раскрыть, что он был одним из самых последовательных борцов против антисистемы. Что он был одним из самых последовательных защитников Православия от посягательств на него и что он был одним из самых сильных государственников, проповедников идеи самодержавия и империи. Ко всему этому надо добавить, что он был блестящим стратегом и полководцем, Царём – освободителем. Но если говорить об этих заслугах Ивана Грозного, значит, естественно, нужно объяснить, почему эта борьба против нечисти является большой его заслугой. А это повлечёт за собой свидетельства всех её преступлений на Руси. Антисистема этого страшно боится. Боится, чтобы народ не узнал исторической правды. Кроме того, поскольку этот Царь был жёстким и последовательным государственником, а антисистема всеми силами борется с государственностью, то естественно, он является её историческим противником. Они – антиподы. Он – созидатель, она – разрушитель. В этой борьбе двух типов исторического сознания, двух сил духа нет и не может быть компромиссов.

    Таким образом, в личности Ивана Грозного сконцентрировались ключевые вопросы нашего прошлого, необходимые для осознания настоящего и будущего. Учитывая это, не будет преувеличением сказать, что демифологизация этой исторической личности и восстановление исторической правды, связанной с периодом его правления, крайне важна для возрождения национального самосознания нашего народа.

     В.Манягин, один из самых известных историков – исследователей эпохи Ивана Грозного, пишет: «Сегодня Россия находиться в условиях, подобных тем, что были при воцарении Иоанна Грозного: значительные территории русской империи (Малороссия, Белая Русь, Северный Казахстан) отторгнуты от Центра; у государственного руля вместо прежних бояр – олигархи; в Церкви рвутся к власти еретики и филокатолики; России угрожают сильные внешние враги. В Прибалтике, подобно Ливонскому ордену, стоят войска НАТО, на Украине правят бал униаты, на юге бряцают оружием почуявшие добычу османы, на востоке – вместо татарских орд – китайские. Вновь как уже не единожды за прошедшие века, стоит вопрос о самом существовании Русского народа».

    И уже сама жизнь, если смотреть не неё не сквозь розовые очки, показывает, почему русский народ обращается за примером и молитвенной защитой к Грозному Царю. Да потому, что тот за всё время своего правления наработал огромный духовный, политический и военный опыт по преодолению тех угроз, которые ныне нависли над Россией. Вовсе не некое «мифологическое переосмысление» вызывает в народе интерес к личности Грозного, а то, что он сумел с угрозами справиться. И это делает его самого, его мировоззрение и методы востребованными именно в наше время. Вот почему вокруг личности первого Русского Царя, помазанника Божьего – идут такие ожесточённые идеологические битвы, смысл которых непонятен стороннему наблюдателю. На самом деле вопрос стоит о том, каким путём пойдёт русский народ и Русское государство. А это для нас вопрос жизни и смерти.

     Но сохранение целостности Российского государства и национальной идентичности государствообразующего русского народа не отделимо от вопроса о власти, ибо, только имея в руках всю полноту власти, можно преодолеть вызовы современности. Именно потому, что речь идёт о власти, Царь Иоанн Грозный и подвергается сегодня такой неслыханной обструкции. О чём свидетельствуют и многочисленные фильмы, появившиеся в последнее время, искажающие и порочащие образ Царя. А тут ещё опасаясь возрождения сильной Православной России, такие американские «друзья» нашего Отечества, как Альберт Гор, советуют нам идти «не путём Александра Невского, а путём Новгорода Великого» - то есть не путём православной монархии, а путём торгашеской республики.

    В нынешний ключевой исторический момент решаются судьбы мира, решается, по какому сценарию пойдет развитие человечества.  

     Именно поэтому так важен и востребован сейчас опыт Иоанна Грозного, создавшего великую славянскую православную империю, преодолевшую все вызовы современного ей мира.

     Путь к возрождению Святой Руси будет открыт, если мы, сбросив грязные пелены лжеистории, обратимся в великое прошлое нашего государства, чтобы стать строителями его великого будущего.

     Опыт этого строительства оставил нам Грозный Царь, и, страшась даже вдохновляющей народ памяти о нём, антисистема так его ненавидит и так отчаянно борется с ним до сих пор. Сейчас ещё более ожесточённо чем прежде. Ибо она видит, как близко она подошла к своей цели, и потому так боится, что Государь своим пламенным примером опять поведёт народ к обретению священной государственности и победе над антисистемой.

    Ведь её целью является создание глобальной империи антихриста, где будет основанная на поклонении ему глобальная религия. Для того чтобы построить глобальную империю, нужно уничтожить государственность. Для того, чтобы создать глобальную религию антихриста, нужно уничтожить религию Христа – христианство, и, прежде всего, Православие. А для этого, в первую очередь, надо было расшатать и предельно ослабить то государство, которое являлось оплотом Православия и имело самую сильную государственность – то есть Россию. Чтобы это осуществить, надо было понять, в чём была тайна её стремительного возвеличивания и могущества? Эта тайна заключалась в её христоцентричности, в строительстве государства на фундаменте Православной веры и обеспечения подобия земного устроения устроению небесному и связи между ними. Царство на небе – значит, должно быть, царство на земле. В Небесном Царстве – единственный правитель, в чьих руках вся власть – Царь Небесный, значит, в земном Царстве тоже должен быть единственный правитель – Царь. Но христоцентричность означает, что между этими царствами есть иерархическая связь, подчинённость царства земного царству небесному и Царя в государстве – Царю Небесному. Эта подчинённость предполагает подотчётность и ответственность Царя земного перед Царём Небесным. В этом высший принцип иерархии земной власти. За что Царь земной несёт ответственность перед Царём Небесным? За защиту Православной веры, защиту земного Отечества, которое находиться в симметрии с Отечеством Небесным, и за свой народ. Такому Царю помогает сам Бог. Такое самодержавное устройство – и есть православная монархия.

    Именно оно, это устройство, обеспечило быстрый взлёт и силу российской государственности. Именно зашита Православной веры, и создание сильного царства с централизованной самодержавной властью было главным в деятельности Ивана Грозного. Он был самым последовательным монархистом, неутомимым борцом за православную монархию[92].        

 

Примечания

[1] Фроянов И.Я.   Драма Русской Истории (далее по тексту Д.Р.И.). с.387

[2] Манягин В. Правда Грозного Царя с.40-41

[3] Манягин В. Правда Грозного Царя с.42

[4] Манягин В. Правда Грозного Царя с.40

[5] Манягин В. Правда Грозного Царя с.113

[6] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.266

[7] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.298

[8] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.320-321

[9] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.374

[10] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.436

[11] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.351

[12] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.573

[13] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.367,599

[14] Шамбаров В.   Царь Грозной Руси с.258

[15] Шамбаров В.   Царь Грозной Руси с.194

[16] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.818

[17] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.621, 625-626

[18] Фроянов И.Я.   Д.Р.И.

[19] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.654-655; 663-664

[20] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.249

[21] Манягин В. Правда Грозного Царя с.104

[22] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.842

[23] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.840

[24] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.843

[25] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.851

[26] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.850

[27] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.853

[28] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.866

[29] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.872

[30] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.848

[31] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.875

[32] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.877

[33] Фроянов И.Я.   Д.Р.И. с.927

[34] В.Манягин Правда грозного царя с.102-103

[35] В.Манягин Правда грозного царя с.123

[36] В.Манягин Правда грозного царя с. 122

[37] Т.Грачёва Когда власть не от Бога с. 291

[38] Т.Грачёва Когда власть не от Бога (далее по тексту К.в.н.о.Б.) с. 292

[39] В.Манягин Правда грозного царя с. 124

[40] В.Манягин Правда грозного царя с. 124

[41] В.Манягин П.г.ц. с.129; В.Шамбаров Царь грозной Руси с.420; Т.Грачёва К.в.н.о.Б. с.292

[42] Т.Грачёва Когда власть не от Бога с. 292

[43] В.Манягин Правда грозного царя с. 125

[44] В.Манягин П.г.ц. с.125; мтпл.Иоанн (Снычев) Самодержавие духа с.160

[45] В.Шамбаров Царь грозной Руси с.368

[46] В.Манягин Правда грозного царя с. 119

[47] В.Манягин Правда грозного царя с. 120

[48] В.Манягин Правда грозного царя с. 121

[49] В.Манягин Правда грозного царя с. 126

[50] В.Манягин Правда грозного царя с. 126

[51] В.Манягин Правда грозного царя с. 128-130

[52] В.Манягин Правда грозного царя с. 128

[53] В.Манягин Правда грозного царя (далее по тексту П.г.ц.)с. 135

[54] В.Манягин П.г.ц. с.140; мтпл.Иоанн (Снычев) Самодержавие духа с.134

[55] В.Манягин П.г.ц. с.141; мтпл.Иоанн (Снычев) Самодержавие духа с.135

[56] В.Манягин П.г.ц. с.146; Т.Грачёва К.в.н.о.б. с.250

[57] В.Манягин П.г.ц. с.162

[58] В.Манягин П.г.ц. с.169; В.Шамбаров Царь грозной Руси с.531; мтпл.Иоанн (Снычев) Самодержавие духа с.136

[59] В.Шамбаров Царь грозной Руси с.531

[60] В.Шамбаров Царь грозной Руси с.531

[61] В.Манягин П.г.ц. с.201

[62] В.Манягин П.г.ц. с.165

[63] В.Шамбаров Царь грозной Руси с.455

[64] В.Манягин П.г.ц. с.200

[65] Курс церковного права под ред. Павлова  с.127

[66] Воронова И.  Панова Т.  Химик уточняет историю. // Наука и жизнь 1997 г. №4 с.82-86

[67] В.Манягин П.г.ц. с.155-175

[68] В.Манягин П.г.ц. с.12; мтпл.Иоанн (Снычев) Самодержавие духа с.133

[69] В.Манягин П.г.ц. с.13

[70] В.Манягин П.г.ц. с.19

[71] В.Манягин П.г.ц. с.104

[72] В.Шамбаров Царь грозной Руси с.368

[73] В.Манягин П.г.ц. с.13

[74] В.Шамбаров Царь грозной Руси с.369

[75] В.Манягин П.г.ц. с.113

[76] В.Манягин П.г.ц. с.85

[77] В.Манягин П.г.ц. с.102-103

[78] Смертная казнь За и против с.21; В.Манягин П.г.ц. с.34

[79] В.Манягин П.г.ц. с.33

[80] Смертная казнь За и против с.18-28;

[81] Смертная казнь За и против с.30

[82] Манягин П.г.ц. с.32-33

[83] В.Шамбаров Царь грозной Руси с.201; Т.Грачёва К.в.н.о.б. с.259-261

[84] Фроянов И.Я.   Д.Р.И  с.614-620

[85] Фроянов И.Я.   Д.Р.И  с.895, цитата по Полосину.

[86] Т.Грачёва К.в.н.о.Б. с.274

[87] Фроянов И.Я.   Д.Р.И  с.558, цитата по Флоря

[88] В.Манягин Царская правда

[89] Манягин П.г.ц. с.192

[90] Т.Грачёва К.в.н.о.Б. с.286-288

[91] Курс церковного права под ред. Павлова  с.126

[92] Т.Грачёва Когда власть не от Бога с.241-298


Далее читайте:

Иван IV Васильевич Грозный (1530-1584).

Учреждение опричнины (по Никоновской летописи).

Белов Е.А. Предварительные замечания к истории царствования Иоанна Грозного. Журнал Министерства Народного Просвещения, 1891. (Файл PDF, размер - 3,5 МГб).

Виппер Р. Ю. Иван Грозный. — М-Л.: Издательство Академии Наук СССР, 1944. — 160 с. — (Научно-популярная серия). / 3-е дополненное издание.

Ключевский В.О. Курс русской истории Лекция XXX Характеристика царя Ивана Грозного.

Кожинов В.В. История Руси и русского слова. Москва. "Алгоритм". 1999.Глава 1. Пути русского исторического самосознания. (о Иване Грозном).

Обложка книги

Рыжов К. Все монархи мира. Россия. 600 кратких жизнеописаний. Москва, 1999 г. Глава Иван Грозный.

Николай Шахмагонов. Не посох, а сулема. "Красная Звезда" 18 марта 2009 г.

Вячеслав Манягин Яд аспида.  (Глава из книги  «Апология Грозного Царя»)

Вячеслав Манягин. Отравители. (Глава из книги "Правда Грозного царя").

Тюрин Александр. Если бы Иван Грозный победил. - 24.02.2008

Тюрин А.В. Война и мир Ивана Грозного; Москва;  изд-во Яуза, Эксмо; ISBN:978-5-699-32093-6.  (Файл в формате .FB2 для электронных книг - Tyurin_Voyna_i_mir_Ivana_Groznogo.187960.zip)

 

 

 


ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС