Василий III Иванович
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ В >

ссылка на XPOHOC

Василий III Иванович

1479 - 1534

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА


Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Василии III Иванович

Портрет великого князя Василия III Ивановича.
Из французского издания 1584 года.

Василии III Иванович (колено 19). Из рода Московских великих князей.

Сын Ивана III Васильевича Великого

и византийской царевны Софьи Фоминишны Палеолог.

Род. 25 марта 1479 г.

Вел. кн. Московский и всея Руси в 1506 - 1534 гг.

Жены:

1) с 4 сент. 1506 г. Соломония Юрьевна Сабурова (+ 1542 г.),

2) с 21 янв. 1526 г. кн. Елена Васильевна Глинская С? 3 апр. 1538 г.).

+ 4 дек. 1534 г.

+ + +

Детство и ранняя молодость Василия прошли в тревогах и испытаниях. Далеко не сразу он был провозглашен наследником своего отца, поскольку у Ивана III был старший сын от первого брака - Иван Молодой. Нов 1490 году Иван Молодой умер. Иван III должен был решать, кому завещать престол - сыну Василию или внуку Дмитрию Ивановичу. Большинство бояр поддерживало Дмитрия и его мать Елену Стефановну. Софью Палеолог в Москве не любили, на ее сторону встали только дети бояр и дьяки. Дьяк Федор Стромилов известил Василия, что отец хочет пожаловать великим княжением Дмитрия, и вместе с Афанасием Яропкиным, Поярком и другими детьми боярскими начал советовать молодому князю выехать из Москвы, захватить казну в Вологде и на Белоозере и погубить Дмитрия. Главные заговорщики набрали себе и других соумышленников и привели их тайно к крестному целованию. Но заговор был открыт в декабре 1497 года. Иван III велел держать сына на его же дворе под стражей, а приверженцев его казнить. Шестерых казнили на Москве-реке, многих других детей боярских бросили в тюрьмы. В то же время великий князь рассердился и на жену свою за то, что к ней приходили ворожеи с зельем; этих лихих баб отыскали и утопили в Москве-реке ночью, после чего Иван стал остерегаться жены.

4 февраля 1498 года он венчал в Успенском соборе Дмитрия-"внука" на великое княжение. Но торжество бояр не было продолжительным. В 1499 году опала настигла две знатнейшие боярские семьи - князей Патрикеевых и князей Ряполовских. Летописи не говорят, в чем состояли их крамолы, но нет сомнений, что причину надо искать в их действиях против Софьи и ее сына. После казни Ряполовских Иван III начал, повыражению летописцев, нерадеть о внуке и объявил сына Василия великим князем Новгорода и Пскова. 11 апреля 1502 года он положил опалу на Дмитрия и его мать Елену, посадил их под стражу и не велел называть Дмитрия великим князем, а 14 апреля пожаловал Василия, благословил и посадил на великое княжение Владимирское, Московское и всея Руси самодержцем.

Следующей заботой Ивана III было найти для Василия достойную супругу. Он поручил своей дочери Елене, бывшей замужем за великим князем Литовским, разузнать, у каких государей будут дочери на выданье. Но старания его на этот счет остались безуспешны, равно как и поиски женихов и невест в Дании и Германии. Иван принужден был уже в последний год своей жизни женить Василия на Соломонии Сабуровой, выбранной из 1500 девиц, представленных для этого ко двору. Отец Соломонии, Юрий, не был даже боярином.

+ + +

Став великим князем, Василий шел во всем по пути, указанном его родителем. От отца же он наследовал страсть к строительству. В августе 1506 года умер литовский великий князь Александр. Враждебные отношения между двумя государствами после этого возобновились. Василий принял к себе литовского мятежника князя Ми-хайла Глинского. Только в 1508 году заключен был мир, по которому король отказался от всех отчин, принадлежавших князьям, перешедшим при Иване III под власть Москвы. Обезопасив себя со стороны Литвы, Василий решил покончить с независимостью Пскова. В 1509 году он поехал в Новгород и приказал прибыть к себе псковскому наместнику Ивану Михайловичу Ряпне-Оболенскому и псковичам, чтобы он мог разобрать их взаимные жалобы. В 1510 году на праздник Крещения он выслушал обе стороны и нашел, что псковские посадники наместника не слушались, и было ему от псковичей много обид и насилий. Также Василий обвинил псковичей в том, что они государево имя презирали и не проявляли к нему должных почестей. За это великий князь наложил опалу на наместников и велел их схватить. Тогда посадники и другие псковичи, признав свою вину, били Василию челом, чтоб он пожаловал свою отчину Псков и устроил ее как ему Бог известил. Василий велел сказать: "Вечу в Пскове не быть, а быть в Пскове двум наместникам". Псковичи, собрав вече, стали думать, выступить ли против государя и за переться ли в городе. Наконец решили покориться. 13 января сняли они вечевой колокол и со слезами отправили в Новгород. 24 января Василий приехал в Псков и устроил здесь все по своему усмотрению. 300 самых знатных семей, бросив все свое добро, должны были переселиться в Москву. Деревни выведенных псковских бояр были отданы московским.

От псковских дел Василий вернулся к литовским. В 1512 году началась война. Главной целью ее был Смоленск. 19 декабря Василий выступил в поход с братьями Юрием и Дмитрием. Шесть недель он осаждал Смоленск, но безуспешно, и вернулся в Москву в марте 1513 года. 14 июня Василий вторично выступил в поход, сам остановился в Боровске, а к Смоленску отправил воевод. Они разбили наместника Юрия Сологуба и осадили город. Узнав об этом, Василий сам приехал в лагерь под Смоленск, но и на этот раз осада была неудачной: то, что москвичи разрушали днем, смоляне заделывали ночью. Удовлетворившись опустошением окрестностей, Василий велел отступить и возвратился в Москву в ноябре. 8 июля 1514 года он выступил в третий раз к Смоленску с братьями Юрием и Семеном. 29 июля началась осада. Артиллерией руководил пушкарь Стефан. Огонь русских пушек наносил смолянам страшный урон. В тот же день Сологуб с духовенством вышел к Василию и согласился сдать город. 31 июля смоляне присягнули великому князю, и 1 августа Василий торжественно вступил в город. Пока он устраивал здесь дела, воеводы взяли Мстиславль, Кричев и Дубровны. Радость при московском дворе была необычайная, поскольку присоединение Смоленска оставалось заветной мечтой еще Ивана III. Неудовлетворен был один Глинский, хитроумию которого польские летописи главным образом и приписывают успех третьего похода. Он надеялся, что Василий даст ему Смоленск в удел, но ошибся в ожиданиях. Тогда Глинский завел тайные сношения с королем Сигизмундом. Очень скоро его разоблачили и в оковах отправили в Москву. Некоторое время спустя русское войско под командованием Ивана Челядинова потерпело тяжелое поражение от литовцев под Оршею, но литовцы не смогли после этого взять Смоленск и таким образом не воспользовались своей победой.

Тем временем собирание русских земель шло своим чередом. В 1517 году Василий вызвал в Москву рязанского князя Ивана Ивановича и велел схватить его. После этого Рязань была присоединена к Москве. Сразу вслед за тем присоединили Стародубское княжество, а в 1523 году - Новгород-Северское. Князь Новгород-Северский Василий Иванович Шемякин, подобно рязанскому князю, был вызван в Москву и заключен в темницу.

Хотя война с Литвой фактически не велась, мир заключен не был. Союзник Сигизмунда крымский хан Магмет-Гирей в 1521 году совершил набег на Москву. Московское войско, разбитое на Оке, бежало, и татары подступили к стенам самой столицы. Василий, не дожидаясь их, уехал в Волоколамск собирать полки. Магмет-Гирей не был, однако, расположен брать город. Опустошив землю и захватив несколько сот тысяч пленников, он ушел обратно в степь. В 1522 году опять ждали крымцев, и Василий с большим войском сам караулил на Оке. Хан не пришел, но его нашествия нужно было постоянно опасаться. Поэтому Василий сделался более сговорчивым в переговорах с Литвой. В том же году заключено было перемирие, по которому Смоленск остался за Москвой.

+ + +

Итак, государственные дела потихоньку образовывались, но будущность русского престола оставалась неясной. Василию было уже 46 лет, но он еще не имел наследников: великая княгиня Соломония была бесплодной. Тщетно употребляла она все средства, которые приписывались ей знахарями и знахарками того времени, - детей не было, исчезла и любовь мужа. Василий с плачем говорил боярам: "Кому по мне царствовать на Русской земле и во всех городах моих и пределах? Братьям передать? Но они и своих уделов устроить не умеют". На этот вопрос послышался ответ между боярами: "Государь, князь великий! Неплодную смоковницу посекают и изметают из винограда". Так думали бояре, но первый голос принадлежал митрополиту Даниилу, который одобрил развод. Неожиданное сопротивление Василий встретил со стороны инока Вассиана Косого, бывшего князя Патрикеева, и известного Максима Грека. Несмотря, однако, на это сопротивление, в ноябре 1525 года был объявлен развод великого князя с Соломонией, которую постригли под именем Софьи в Рождественском девичьем монастыре, а потом отослали в Суздальский Покровский монастырь. Так как на это дело смотрели с разных точек зрения, то неудивительно, что до нас дошли о нем противоречивые известия: в одних говорится, что развод и пострижение последовали согласно желаниям самой Соломонии, даже по ее просьбе и настоянию; в других, наоборот, пострижение ее представляется делом насильственным; распустили даже слухи, что вскоре после пострижения у Соломонии родился сын Георгий. В январе следующего 1526 года Василий женился на Елене, дочери умершего князя Василия Львовича Глинского, родной племяннице знаменитого князя Михаила. Новая супруга Василия во многом отличалась от тогдашних русских женщин. Елена усвоила от отца и дяди иноземные понятия и обычаи и, вероятно, пленила великого князя. Желание понравиться ей было так велико, что, как говорят, Василий III даже обрил для нее свою бороду, что, по тогдашним понятиям, было несовместимо не только с народными обычаями, но и с православием. Великая княгиня все более и более овладевала своим супругом; но время проходило, а желанная цель Василия - иметь наследника - не достигалась. Возникло опасение, что и Елена останется так же бесплодна, как и Соломония. Великий князь вместе с женой совершал путешествия по разным русским монастырям. Во всех русских церквях молились о чадородии Василия - ничего не помогало. Прошло четыре года с половиной, пока наконец царственная чета не прибегла в молитвах к преподобному Пафнутию Боровскому. Тогда только Елена сделалась беременной. Радость великого князя не имела пределов. Наконец 25 августа 1530 года Елена родила первенца Ивана, а через год и несколько месяцев - другого сына, Юрия.

Но едва старшему, Ивану, минуло три года, как Василий серьезно занемог. Когда он ехал от Троицкого монастыря в Волок Дамский, на левом бедре, на сгибе, у него показалась багровая болячка размером с булавочную головку. После этого великий князь начал быстро изнемогать и приехал в Волоколамск уже без сил. Врачи принялись лечить Василия, но ничего не помогало. Из болячки вытекало гною больше таза, вышел и стержень, после чего великому князю стало легче. С Волока он по ехал в Иосифе-Волоколамский монастырь. Но облегчение было недолгим. В конце ноября Василий совсем без сил приехал в подмосковное село Воробьеве. Лекарь Глинского Николай, осмотрев больного, сказал, что осталось уповать только на Бога. Василий понял, что смерть близка, написал завещание, благословил своего сына Ивана на великое княжение и скончался 3 декабря. Погребен в Москве, в Архангельском соборе.

Все монархи мира. Россия. 600 кратких жизнеописаний. Константин Рыжов. Москва, 1999 г.


Марка, посвященная Василию III

Василий III (1479—1533), великий князь Московский с 1505, сын Ивана III и Софьи Палеолог — племянницы последнего византийского императора. Продолжал политику своего отца по укреплению и централизации Рус. гос-ва, вёл упорную политич. борьбу с феод, оппозицией. В правление В. III росло поместное дворянское землевладение; принимались меры по ограничению привилегий княжеско-боярской аристократии. При нём к Москве были присоединены последние полусамостоят. рус. земли: в 1510 Псков, в 1513 Волоцкий удел, ок. 1521 Рязанское, в 1522 Новгород-Северское княжества. В 1507—08 руководил рус. войсками в войне с Литвой, в результате к-рой литовский князь Сигизмунд отказался от ранее захваченных рус. земель. Когда в 1512 война с Литвой возобновилась и в союзе с Сигизмундом выступили крымские татары, В. III выставил против них 100-тыс. рус. войско, в составе к-рого были первые отряды «пищальников», вооружённых огнестрельным оружием. При осаде рус. войсками Смоленска умело применил арт-ю, к-рая сыграла решающую роль при взятии крепости и города (1514). В 1518—22 вёл борьбу с крымскими и казанскими татарами. Потерпев поражение под Казанью, В. III создал вблизи неё крепость Васильсурск, к-рая стала опорой в борьбе с Казанским ханством. Значит, развитие получила общерус. культура. Усилились экономич. и политич. связи со странами Европы.

Использованы материалы Советской военной энциклопедии в 8-ми томах, том 2.


Василий III Иванович (25.03.1479—3.12.1533), вел. князь Московский, сын Ивана III и Софьи Палеолог, получил при Крещении имя Гавриил. Когда в 1490 скончался старший сын Ивана III, Иван Молодой, большинство князей и бояр выступили за назначение наследником его сына Дмитрия, внука Ивана III; немногие дети боярские и дьяки поддерживали царицу Софью, желавшую возвести на престол своего сына Василия. Иван III не только склонился в сторону внука, но 4 февр. 1498 устроил в Успенском соборе торжественное венчание его, т. о. признав его своим наследником. Но вскоре последовала опала на влиятельных сторонников Дмитрия (князья Патрикеевы, Ряполовские); восторжествовали Софья Палеолог и ее партия. В 1502 наследника и мать его Елену посадили под стражу и приказано было не называть Дмитрия вел. князем. Вскоре Иван благословил на великокняжеский стол сына Василия. С этого времени имя Василия появляется на грамотах рядом с отцовским как вел. князя. По восшествии на престол (1505) Василий еще более отягчил узы брата, и тот через 3,5 года скончался в заточении.

В начале правления Василию пришлось бороться с непокорными казанцами. Хотя брат вел. князя Дмитрий, по прозвищу Жилка, потерпел под Казанью поражение, казанский хан, испугавшись новых обширных приготовлений к наступлению, просил мира, который и был заключен в 1508. В то же время Василий, воспользовавшись смутой в Литве, выставил себя кандидатом на престол после смерти короля Александра. Когда взбунтовавшийся боярин Михаил Глинский бежал в Москву, то был принят радушно. Война с Литвой привела к довольно выгодному для Московского князя миру (1509).

Вскоре осложнились дела с Псковом. Воспользовавшись смутой и борьбой партий, вел. князь отозвал из Пскова наместника П. В. Великого и послал туда грозного кн. И. М. Репню-Оболенского. Последовали жалобы от обиженных псковичей. Василий обещал разобрать их по приезде в Новгород, куда он в сопровождении многочисленного войска вскоре и прибыл. Псковичи отправили к князю посольство. Василий милостиво принял его и обещал наказать Репню, как только в Новгороде соберется достаточное количество жалобщиков. Когда жалобщики и наместник прибыли, первые были собраны в палате владычного двора, где их заперли, заявив что они «поиманы есте Богом и вел. князем Василием Ивановичем». Псковичи перепугались и растерялись. К ним был послан от вел. князя дьяк Третьяков-Далматов. На вече у Св. Софии посол объявил волю князя, чтобы веча более не было, вечевой колокол был снят, чтобы в городе было два княжеских наместника, а также наместники по пригородам. Мучительную ночь на 13 янв. 1510 провели псковичи, но им пришлось уступить князю и на все согласиться. Лучшие люди (до 300 семей) были после того выселены в Московскую обл., а на их место присланы верные москвичи. Псковская община городская пала, и управление городом было коренным образом преобразовано.

Между тем вновь накапливались недоразумения с западными соседями. На борьбе с Литвой особенно настаивал обиженный Сигизмундом Михаил Глинский. Раздавались жалобы и от вдовы Александра, Елены Ивановны, сестры вел. князя. В 1512 эти отношения еще более обострились из-за казней короля Сигизмунда, подбивавшего Менгли-Гирея и крымских татар нарушить мир с Москвой. В 1513, узнав о договоре Литвы с ханом, Василий двинулся в поход вместе с Михаилом Глинским и воеводами Данилом Щеней и Репней-Оболенским, поставив себе целью отнять у Сигизмунда Смоленскую землю. В н. 1514 московская рать выиграла битву в открытом поле, но все приступы к Смоленску терпели неудачу из-за отсутствия сильной артиллерии и инженеров. В то же время Василий заключил союзный договор с имп. Максимилианом. Наконец 1 авг. Смоленск был взят. Однако измена Михаила Глинского, понявшего, что стать кн. Смоленским ему не удастся, а также продвижение к Смоленску сильной рати во главе с Сигизмундом заставили русских двинуться к Орше, где они под предводительством боярина И. А. Челяднина были разбиты в сер. сентября. Литовцами командовал К. К. Острожский. Смоленск остался, однако, в руках Москвы. Следующие девять лет московско-литовская война не изобиловала решительными сражениями. Обе стороны не прочь были заключить мир. Посредником выступил имп. Максимилиан, пославший в 1517 посольство к Василию во главе с З. фон Герберштейном. Переговоры были прерваны из-за несговорчивости сторон, а затем — смерти императора. В войну вмешался Тевтонский орден, враг Польши. В 1522 было заключено пятилетнее перемирие между Василием и Сигизмундом, причем москвичи удержали Смоленск за собой. Позже срок перемирия был продлен, но попыткам заключить вечный мир мешал вопрос о Смоленске.

В то же время продолжались путаные, изменчивые, большей частью враждебные отношения с Крымом и Казанью. После смерти Менгли-Гирея (1515) крымским ханом стал старший его сын, ненавистник Москвы Махмет-Гирей. Внезапные нападения на окраины Московского государства возобновились. Осложнение внесли дела казанские. В 1517 в Казани со смертью Махмет-Аниня пресеклась династия Улу-Махмета. Крымский хан добивался возведения на освободившийся престол брата Саиб-Гирея, даже заискивал перед Москвой и в угоду ей напал на Литовское государство и опустошил его окраины. Но Василий посадил в Казани подручного ему хана Шиг-Алея (1519), которому раньше дал Касимовское ханство. Махмет-Гирей сдержался, но решил отомстить и в 1521 снарядил брата Саиба добывать Казанское ханство. Трусоватый и нелюбимый казанцами Шиг-Алей был изгнан, а его место занял Саиб. Между тем Махмет втайне собрал войско, двинулся в московские пределы и вскоре очутился на Оке. Под Коломной он соединился с братом; наскоро собранная московская рать под предводительством кн. Дмитрия Бельского отступила. Василий бежал из Москвы на север. Махмет двинулся к Москве, но упустил удобное время и не занял ее, лишь опустошив окрестности. Слухи о враждебных замыслах астраханцев и движении московского войска заставили хана удалиться на юг, захватив с собой огромный полон. Задумав поход в следующем году, Махмет понял, что на русских уже нельзя напасть врасплох. Вскоре Махмет-Гирей умер. Собранные против крымцев силы Василий направил на Казань. После целого ряда походов в последующие годы Московскому князю удалось в 1530 посадить в Казани своего хана, брата Шиг-Алея, Еналея Касимовского.

Во время великокняжения Василия к Москве был присоединен последний удел — Рязанский. По причине малолетства Рязанского кн. Ивана Ивановича управляла мать его, Агриппина, во всем послушная Москве. Когда Иван Иванович возмужал, он, понадеявшись на помощь Крыма и Литвы, отнял власть у матери и вступил в переговоры с Махметом. Василий потребовал Рязанского князя к себе в Москву, где взял его под стражу, а в Рязанскую землю были посланы великокняжеские наместники (1520).

 В то же время Василий присоединил значительную часть Северской земли. Черниговско-Северские князья, утратив значение удельных владетелей, переходили в большом количестве на службу к Московскому князю. В 1-й пол. XVI в. в этой области было еще два сильных владетельных князя, внуки врагов Василия II, Василий Семенович Стародубский (внук Ивана Можайского) и Василий Иванович Новгород-Северский (внук Дмитрия Шемяки). Оба, хотя и слушались вел. князя, находились между собой в постоянной вражде. Этим воспользовался Василий, вероломно задержав в Москве, несмотря на охранительную грамоту, князя Новгород-Северского, изгнавшего перед тем Стародубского князя, и заключил его в темницу, а Стародубское княжество присоединил к Москве (1523).

Последнее десятилетие княжения Василия ознаменовалось сложной историей в его семейной жизни. Князь был женат на Соломонии Сабуровой, но оставался бездетным. Митр. Варлаам, противник развода, был смещен, а митрополитом избран угодный Василию Даниил. Соломонию против ее воли постригли в нояб. 1525 в монастырь, а в янв. 1526 вел. князь женился на племяннице Михаила Глинского Елене Глинской. В авг. 1530 у князя уже был сын, будущий царь Иван IV, прозванный Грозным. 4 дек. 1533 Василий скончался после тяжкой болезни и от неумелого лечения злокачественного нарыва, перед смертью приняв схиму с именем Варлаам.

Во внутренней политике, как и во внешней, Василий III являлся продолжателем Ивана III, но более решительным. Он отдалил еще больше боярство, сознательно проводил идею полноты и неограниченности своей власти, в чем поддерживала его одна партия духовенства («иосифляне»); с придворными и боярами обращался резко, повелительно. Из близких к нему людей надо упомянуть Ивана Шигону-Поджогина, пожалованного титулом «советника», и думного дьяка Меньшого Путятина. О них современники отзывались, что вел. князь «запершися сам третей у постели всякия дела делает».

 В правление Василия III был создан новый Судебник (до наших дней не дошел). Посол германского имп. Максимилиана Герберштейн писал, что Василий властью превосходил всех монархов мира. На лицевой стороне его печати имелась надпись: «Великий Государь Василий Божией милостью царь и господин всея Руси». На оборотной стороне значилось: «Владимирской, Московской, Новгородской, Псковской и Тверской, и Югорьской, и Пермской, и многих земель Государь».

В его правление в Кремле Московском был заново возведен Архангельский собор, а в с. Коломенском под Москвой построена Вознесенская церковь.

Использованы материалы сайта Большая энциклопедия русского народа - http://www.rusinst.ru


Василий Иоанович. Современная икона.

Василий Иоаннович (1505 - 1533). Спор о престолонаследии, который возник в конце великокняжения Иоанна III и в котором бояре, из ненависти к супруге Иоанна III и матери В. I., Софии Фоминишне Палеолог, держали сторону Димитрия Иоанновича, отразился на всем времени великокняжения В. I. Он правил посредством дьяков и людей, не выдававшихся знатностью и древностью рода. При таком порядке он находил сильную опору в влиятельном Волоколамском монастыре, монахи которого назывались иосифлянами, по имени Иосифа Волоцкого, основателя этого монастыря, большого приверженца Софии Фоминишны, в которой он находил опору в борьбе с ересью жидовствующих. К старинным и знатным боярским родам В. относился холодно и недоверчиво, с боярами советовался только для виду, и то редко. Самым близким человеком к В. и его советником был дворецкий Шигона-Поджогин, из тверских бояр, с которым он решал дела, запершись вдвоем. Кроме Шигоны-Поджогина советниками В. были человек пять дьяков; они же были и исполнителями его воли. С дьяками и с незнатными своими приближенными В. обращался грубо и жестоко. Дьяка Далматова за отказ ехать в посольство В. I. лишил имения и сослал в заточение; когда БерсеньБеклемишев, из нижегородских бояр, позволил себе противоречить B. I., последний прогнал его, сказав; "Ступай, смерд, прочь, не надобен ты мне". Вздумал этот Берсень жаловаться на в. князя и на перемены, которые, по мнению Берсеня, произвела мать в. князя - и ему отрезали язык. В. I. действовал самовластно, вследствие личного характера, холодно-жестокого, и крайне расчетливого. Относительно старого московского боярства и знатных родов от племени св. Владимира и Гедимина он был крайне сдержан, ни один знатный боярин не был при нем казнен; бояре и князья, вступившие в ряды московского боярства, то и дело вспоминали старину и старинное право дружины отъезда. В. брал с них записи, клятвенные грамоты в Литву на службу не отъезжать; между прочим князь В. В. Шуйский дал такую запись: "от своего государя и от его детей из их земли в Литву, также к его братьям и никуда не отъехать до самой смерти". Такие же записи дали князья Бельские, Воротынские, Мстиславские. При В. I. только одного князя В. В. Холмского постигла опала. Дело его неизвестно и только отрывочные факты, дошедшие до нас, бросают на него некоторый слабый свет. При Иоанне III с Василия Холмского взята была клятвенная грамота не отъезжать в Литву на службу. Это не помешало ему при В. занять первое место в ряду бояр и жениться на сестре в. князя. За что постигает его опала - неизвестно; но занятие его места князем Данилой Васильевичем Щеня-Патрикеевым и нередкая смена на этом месте княжат от племени св. Владимира княжатами из роду Гедимина, дают повод думать о разладе в среде самого боярства, К отношениям В. I. к знатному боярству вполне приложимы слова проф. Ключевского, что в. князь в полковых росписях не мог назначить верного Хабара Симского вместо неблагонадежного Горбатого-Шуйского ("Боярская Дума", стр. 261), т.е. не мог столкнуть с первых рядов известные фамилии и должен был подчиняться порядку, с которым вступил в борьбу его сын. К родственникам, при малейшем столкновении, он относился с обычной суровостью и беспощадностью московских князей, на которую так жаловался противник сына В., князь Андрей Курбский, называя "издавна кровопийственным" род Калиты. Соперник В. в престолонаследии, его племянник Димитрий Иоаннович, умер в заключении, в нужде. Братья В. ненавидели людей, окружавших В., следовательно и установившийся порядок - а между тем, по бездетности В., эти братья должны были ему наследовать, именно брат его Юрий. Близкие к Василию люди должны были опасаться при Юрии потери не только влияния, но даже жизни. Поэтому, они с радостью встретили намерение Василия развестись с бесплодною супругою, Соломонией из рода Сабуровых. Может быть, этими близкими людьми внушена была и самая мысль о разводе. Митрополит Варлаам, не одобрявший мысли о разводе, был удален и замещен игуменом Волоколамского монастыря Даниилом. Иосифлянин Даниил, человек еще молодой и решительный, одобрил намерение В. Но против развода восстал инок Вассиан Косой Патрикеев, который и под монашеской рясой сохранил все страсти боярства; к нему пристал инок Максим, ученый грек, человек совершенно чуждый расчетам московской политики, вызванный в Poccию для исправления церковных книг. И Вассиан и Максим оба сосланы были в заточение; первый умер при В., а второй пережил и В., и митрополита.

При В. присоединены к Москве последние удельные княжества и вечевой город Псков. С 1508 по 1509 г. наместником во Пскове был князь Репня-Оболенский, которого псковичи недружелюбно встретили с самого его приезда, потому что он прибыл к ним не по обычаю, не будучи прошен и объявлен; духовенство не выходило к нему на встречу с крестным ходом, как всегда делалось. В 1509 г. вел. князь поехал в Новгород, куда Репня-Оболенский прислал жалобу на псковичей, а вслед за тем явились к В. псковские бояре и посадники, с жалобами на самого наместника. В. князь отпустил жалобщиков и послал в Псков доверенных людей разобрать дело и помирить псковичей с. наместником; но примирения не последовало. Тогда великий князь вызвал посадников и бояр в Новгород; однако не выслушал их, а велел всем жалобщикам собраться в Новгород, к Крещенью, чтобы всех рассудить разом. Когда жалобщиков собралось весьма значительное число, то им сказали: "Пойманы Вы Богом и великим князем В. I. всея Руси". Вел. князь обещал им оказать милость, если они снимут вечевой колокол, чтобы вечу впредь не быть, а во Пскове и пригородах править только наместникам. Дьяк Третьяк-Далматов послан был во Псков, чтобы передать псковичам волю вел. князя.

19 января 1510 сняли вечевой колокол у св. Троицы. 24 января во Псков приехал В. Бояре, посадники и жилые люди, триста семей, высланы в Москву, а во Пскове введены московские порядки. В. домогался избрания в в. князья литовские. Когда в 1506 г. умер его зять Александр, то В. писал к сестре своей Елене, вдове Александра, чтобы она уговорила панов выбрать его в в. князья, обещая не стеснять католической веры; о том же он наказывал через послов князю Войтеху, епископу виленскому, пану Николаю Радзивилу и всей раде; но Александр уже назначил себе преемника, брата своего Сигизмунда. Не получив литовского престола, В. задумал воспользоваться смутой, которая по смерти Александра возникла между литовскими панами. Виновником этой смуты был князь Михаил Глинский, потомок татарского мурзы, выехавшего в Литву при Витовте. Михаил Глинский, любимец Александра, был человек образованный, много путешествовавший по Европе, отличный полководец, особенно прославившийся победою над крымским ханом; при образовании и военной славе ему придавало значение и его богатство, ибо он был богаче всех литовских панов - почти половина Литовского княжества принадлежала ему. Князь пользовался громадным влиянием среди русского населения великого княжества, а потому литовские паны боялись, что он овладеет престолом и перенесет столицу в Русь. Сигизмунд имел неосторожность оскорбить этого сильного человека, чем и воспользовался В., предложив Глинскому перейти к нему на службу. Переход Глинского к московскому великому князю вызвал войну с Литвою. Сначала эта война ознаменовалась большой удачей. 1 августа 1514 г. В., при содействии Глинского, взял Смоленск, но 8 сентября того же года московские полки были разбиты князем Острожским при Орше. После поражения при Орше война, тянувшаяся до 1522 г., не представляла ничего замечательного. При посредстве императ. Максимилиана I, мирные переговоры начались еще в 1517 г. Представителем императора был барон Герберштейн, оставивший записки о Московском государстве - лучшее из иностранных сочинений о России. При всем дипломатическом искусстве Герберштейна переговоры были вскоре прерваны, ибо Сигизмунд требовал возвращения Смоленска; а В. с своей стороны настаивал, чтобы не только Смоленск остался за Россией, но чтобы возвращены были России Киев, Витебск, Полоцк и др. города, принадлежавшие князьям от племени св. Владимира. При таких притязаниях противников только в 1522 г. заключено было перемирие. Смоленск остался за Москвою. Перемирие это подтверждено в 1526 г., при посредстве того же Герберштейна, вторично приехавшего в Москву послом от Карла V. В продолжение войны с Литвою В. покончил с последними уделами: Рязанью и Северскими княжествами. Рязанский князь Иван, говорили в Москве, задумал возвратить самостоятельность своему княжеству при помощи крымского хана Махмет Гирея, на дочери которого он намерен был жениться. В. позвал князя Ивана в Москву, где засадил под стражу, а мать его, Агриппину, заключил в монастырь. Рязань была присоединена к Москве; рязанцев же целыми толпами переселили в московские волости. В Северской земле было два князя: Василий Иванович, внук Шемяки, князь новгород-северский, и Василий Семенович, князь стародубский, внук Ивана Можайского. Оба эти князя постоянно доносили друг на друга; В. допустил Шемячича изгнать стародубского князя из его владения, которое присоединено было к Москве, а через несколько лет заключил и Шемячича под стражу, удел же его в 1523 г. также присоединен был к Москве. Еще ранее присоединен был Волоцкой удел, где последний князь, Феодор Борисович, умер бездетным. Во время борьбы с Литвою В. просил помощи у Альбрехта, курфюрста бранденбургского, и у великого магистра Немецкого ордена. Сигизмунд, в свою очередь, искал союза с Махмет-Гиреем, ханом крымским. Гиреи, преемники знаменитого Менгли-Гирея, союзника Иоанна III, стремились соединить все татарские царства под властью их рода; поэтому крымский хан Махмет-Гирей становился естественным союзником Литвы. В 1618 г. умер бездетным казанский царь Магмет-Амин, московский подручник, и в Казани возник вопрос о престолонаследии. В. посадил сюда на царство Шиг-Алея, внука Ахмета, последнего хана Золотой орды, родового врага Гиреев. Шиг-Алея возненавидели в Казани за его тиранство, чем и воспользовался Саиб-Гирей, брат Махмут-Гирея, и захватил Казань. Шиг-Алей бежал в Москву. После этого Саиб-Гирей бросился опустошать Нижегородскую и Владимирскую области, а Махмут-Гирей напал на южные пределы Московского государства. Он дошел до самой Москвы, откуда В. удалился в Волоколамск. Хан взял с Москвы письменное обязательство платить ему дань и поворотил к Рязани, Здесь он потребовал, чтобы воевода явился к нему, потому что в. князь теперь данник хана; но воевода Хабар-Симский потребовал доказательства, что в. князь обязался платить дань. Хан прислал данную ему под Москвою грамоту; тогда Хабар, удержав ее, разогнал татар пушечными выстрелами. Саиб-Гирей вскоре был изгнан из Казани, где, вследствие борьбы партий крымской и московской, происходили постоянные смуты; и В. назначил туда ханом Еналея, брата Шиг-Алея. В таком положении В. оставил дела в Казани. Власть отца Грозного была велика; но он не был еще самодержцем в позднейшем смысле. В эпоху, предшествовавшую и следовавшую за опадением татарского ига, слово: самодержавие, противополагалось не конституционному порядку, а вассальству: самодержец означал владыку самостоятельного, независимого от других владык. Исторический смысл слова: самодержавие выяснен Костомаровым и Ключевским. 

Ф.А. Брокгауз, И.А. Ефрон Энциклопедический словарь. 


ВАСИЛИЙ III ИВАНОВИЧ (1479 - 1533, Москва) - вел. князь моек. с 1505. Старший сын Ивана III Васильевича и Софьи Палеолог. Отец сделал В. III государем над братьями и отдал ему 66 городов, тогда как четырем братьям дал лишь 30. Только В. III имел право чеканить монету, сноситься с другими гос-вами, только его дети могли наследовать вел. княжение. Иосиф Волоцкий назвал В. III "всея Русский земля государем государь". Наряду с лестью "царю царей" в этом определении была и истина: под властью В. III удельные князья сохраняли часть своих прав. Продолжая политику отца, В. III в 1510 уничтожил вече в Пскове и вывез в Москву 300 семей псковичей вместе с вечевым колоколом, а в Псков прислал столько же жителей других городов. В 1517 В. III присоединил к Москве Рязань. В 1523 возвратил Северскую землю, отобрав ее у Литвы. Удельные княжества упразднялись, и в Моск. гос-ве оставались лишь служилые князья, к-рые кроме своего титула ничем не отличались от боярства. К концу княжения В. III остались лишь два удела его младших братьев Юрия (Дмитров и Звенигород) и Андрея (Старица в Тверской земле и Верея на юго-западе). Дважды воевал В. III с литовским вел. князем и в 1514 овладел Смоленском, имевшим важное стратегическое значение. Крым и Казань беспокоили Моск. княжество бесконечными набегами. В Казани В. III удалось укрепить свое влияние, а от Крыма он спасался подарками и строительством каменных крепостей. Властолюбивый и суровый, В. III наказывал любого "за непригожие речи". Придворный Берсень Беклемишев, попытавшийся дать совет В. III, услышал от него: "Поиде, смерд, прочь, не надобен ми еси". А когда Беклемишев пожаловался Максиму Греку, что государь возражений "против собяне любит", то был казнен. Но власть над гос-вом В. III была пока слаба, т.к. еще не существовало достаточно развитой системы управления. 20-летний брак В. III с боярыней Соломонией Сабуровой был бездетным. В. III с разрешения митрополита Даниила заставил жену постричься в монахини и отправил ее в Покровский женский монастырь в Суздале, а сам женился на молодой красавице ("лепоты ради ее лица и благообразия возраста") Елене Васильевне Глинской, с к-рой имел двух сыновей Ивана и Юрия. Небольшой нарыв, замеченный В. III во время охоты, привел к заражению крови. Умирая, В. III благословил на вел. княжение трехлетнего сына Ивана (Иван IV Васильевич Грозный).

Использованы материалы кн.: Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997 г.


ВАСИЛИЙ III ИВАНОВИЧ (25.03.1479 - 3.12.1533+)

Родители : Иван III (1440-1505+), Софья Палеолог;

Дети :


1. Соломония Юрьевна Сабурова, разведены в 1525г. => Георгий ? ;


2. Елена Ивановна Глинская (?-3.04.1538+), дочь кн. Ивана Львовича Глинского, воеводы киевского =>

  • Иван IV (1530-1584+);
  • Юрий (Георгий) (30.10.1532-1563+), кн. угличский;
    Глухонемой от рождения;
    Жена (с 1547 г.) Ульяна, дочь кн. Дмитрия Федоровича Палецкого =>
    • Василий (1559-26.02.1560+);
Основные моменты жизни

Вел. князь Московский (1505-1533);

1505 - женитьба на Соломонии Сабуровой; род Сабуровых ведется от татарского мурзы Четы.
1506 - неудачная осада Казани.
1508 - заключение со Швецией мирного договора на 60 лет.
1510 - под власть Москвы переходит Псков.
1512 - Василий совершает поход против Литвы и осаждает Смоленск, но безуспешно.
1513 - Присоединение к Московскому княжеству Волоцкого удела.
1514 - Включение Смоленска в состав Русского государства.
1518 - Василий назначает царем в Казани своего вассала Шах-Али.
1520 - Заключение перемирия с Литвой на 5 лет.
1521 - В состав Русского государства входит Рязанское княжество.
1522 - Арест и гибель новгород-северского князя Василия Шемячича.
Присоединение Новгород-Северского княжества.
Осада Москвы крымцами.
1523 - Большой поход на Казань. Постройка на р.Суре крепости Васильсурска.
1524 - Новый поход на Казань. Провозглашение казанским царем Сафа-Гирея.
1526 - Женитьба на Елене Глинской.

Материал с сайта

ОТ РУСИ ДРЕВНЕЙ ДО ИМПЕРИИ РОССИЙСКОЙ


Скандальный развод

Летом 1523 года, через восемнадцать лет после свадьбы, сорокачетырехлетний Василий — в который уж раз! — отправился в объезд по городам и святым обителям с жаркими молитвами, чтобы не оставить пустующим прародительский трон.

Дело осложнялось тем, что братья Василия — Дмитровский удельный князь Юрий, Угличский — Дмитрий, князь Калужский — Семен и Любужский — Андрей — становились все более очевидными претендентами на престол, что могло ввергнуть страну в длительные, кровавые межкняжеские усобицы.

В июле 1523 года Василий отправился по святым местам, взяв всех четырехбратьев с собою, и только после того, как 15 сентября возвратился в Москву, разрешил им разъехаться по уделам.

И как только это произошло, он, по выражению летописи, «начаша думати со своими боярами о своей великой княгине Соломонии, что неплодна бысть». И Василий, опять же по словам летописи, говорил боярам: «Кому по мне царствовать на Русской земле и во всех градах моих и пределах: братьям ли дам, но ведь братья и своих уделов не умеют устраивать».. И говорили ему бояре: «Разойдись с Соломонией, государь, и вступи в новый брак, ибо неплодную смоковницу посекают и выбрасывают из виноградника».

Хотя в 1523 году дело до развода не дошло, Василий стал отдалять от себя родственников Соломонии, занимавших важные посты в государстве, и привлекать других вельмож. Вместе с Сабуровыми подверглись опале и их сторонники — священнослужители Максим Грек и Вассиан Патрикеев.

Осенью 1525 года, когда Василию уже шел сорок седьмой год, да и Соломонии было около сорока, великий князь решился на развод. Самой большой сложностью в расторжении брака был вопрос юридический — в истории Рюриковичей не было случая, когда бы при живой жене задумывалась новая свадьба.

Австрийский дипломат барон Сигизмунд Герберштейн, подолгу живший среди русских и хорошо знавший их обычаи, писал в своих «Записках о Московии»: «Если же кто-нибудь женится на второй жене и, таким образом, становится двоебрачным, то они это хоть и допускают, но не считают законным браком. Жениться в третий раз они не позволяют без уважительной причины. Четвертой же жены они никому не разрешают, считая, что это не по-христиански».

И все же, вопреки сложившимся традициям и против обычая, московский митрополит Даниил, сторонник и друг Василия, разрешение на развод дал.

Вслед за тем против Соломонии было возбуждено надуманное дело о колдовстве, ловко подстроенное пособниками Василия.

23 декабря 1525 года после оговора Соломонии в «волховании» был произведен «обыск» и было установлено, что якобы по ее просьбе некая ворожея Стефанида, чтобы приворожить к постылой жене ее мужа, вместе с Соломонией «смачивали заговоренной водой сорочку, порты и чехол и иное платье белое». После этого Василий III, не предавая «колдунью» церковному суду, велел отправить ее в Рождественский монастырь, что на Рву (монастырь сохранился до наших дней и находится в Москве, на улице Рождественке, строение № 20), и там склонить ее к пострижению. Однако Соломония на монашество не согласилась. Тогда Соломонию отвезли в суздальский монастырь и там насильно остригли ей волосы и надели монашеский повой. А когда она сорвала с головы апостольник, бросила его на пол и растоптала, то доставивший ее в Суздаль Иван Юрьевич Шигона-Поджогин, любимец Василия III, ударил ее плеткой и вскричал:

— Неужели ты противишься воле государя? Неужели медлишь исполнить его повеление?

После этого Соломония, нареченная при постриге старицей Еленой, громко заявила:

— Повой надели мне против воли моей и по принуждению, и прошу Господа покарать моих обидчиков и помочь мне.

(Надобно помнить, что принятие монашества, или, как тогда говорили, «ангельского чина», должно было совершаться непременно с согласия инока или инокини.)

А через два месяца после насильственного, а значит, и недействительного пострижения Соломонии — 21 января 1526 года — состоялась для многих совершенно неожиданно свадьба сорокашестилетнего великого князя с двадцатилетней красавицей — княжной Еленой Васильевной Глинской.

Использован материал кн.: Вольдемар Балязин Занимательная история России, М. 2001


Литература:

Каштанов С. М. Социально-политическая история России конца XV — первой полови- ны XVI вв. М., 1967;

Зимин A.A. События 1499 г. и борьба политических группировок при дворе Ивана III.— В кн.: Новое о прошлом нашей страны. М., 1967;

Зимин А. А. Россия на пороге нового времени: (Очерки политической истории России первой трети XVI в.). М., 1972.

Казакова Н. А. Вассиан Патрикеев и его сочинения. М.— Л., 1960;

Смирнов И. И. Восточная политика Василия III.— «Ист. зап.», 1948, т. 27;

Пресняков А. Е. Завещание Василия III.— В кн.: Сборник статей по русской истории, посвященный С. Ф. Платонову. М., 1922.

Далее читайте:

Франческо да Колло Доношение о Московии.

Р.Г.Скрынников Третий Рим. Глава 3 Русское государство при Василии III.

 

 


ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС