Устинов Дмитрий Федорович
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ У >

ссылка на XPOHOC

Устинов Дмитрий Федорович

1908-1984

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА


Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Дмитрий Федорович Устинов, нарком вооружения.

Официальная справка на члена ЦК

Устинов Дмитрий Федорович (17(30).10.1908-20.12.1984),
член партии с 1927 г., член ЦК с 1952 г., член Политбюро ЦК с 05.03.76 г. (кандидат с 26.03.65 г.), секретарь ЦК 26.03.65-26.10.76 гг.
Родился в Самаре. Русский.
В 1934 г. окончил Ленинградский военно-механический институт.
С 1922 г. в Красной Армии, с 1923 г. учился, затем работал слесарем и машинистом-дизелистом.
С 1934 г. на инженерно - технических должностях.
В 1938-1941 гг. директор Ленинградского завода «Большевик».
С 1941 г. нарком (министр) вооружения СССР, с 1953 г. министр оборонной промышленности СССР.
С 1957 г. зам. Предс., с 1963 г. первый зам. Предс. Совмина СССР, одновременно в 1963-1965 гг. предс. ВСНХ СССР.
В 1965-1976 гг. секретарь ЦК КПСС.
С 1976 г. министр обороны СССР.
Депутат Верховного Совета СССР 2 и 4-11 созывов.
Герой Советского Союза (1978 г.), Герой Социалистического Труда (1942 г., 1961 г.), лауреат Ленинской премии (1982 г.), Сталинской премии (1953 г.), Государственной премии СССР (1983 г.).
Маршал Советского Союза (1976 г.).
Похоронен на Красной площади в Москве.

Известия ЦК КПСС, 7 (306) июнь 1990.

Известия ЦК КПСС № 7, 1990


 

Маршалл Устинов.

Поддержал Андропова

Устинов Дмитрий Федорович (17.10.1908, Самара - 20.12.1984, Москва), военный деятель. Маршал Советского Союза (1976), дважды Герой Социалистического Труда (1942, 1961), лауреат Сталинской премии (1953). Сын рабочего. Образование получил в Ленинградском военно-механическом институте (1934). С 1927 работал слесарем на фабриках (Балахна, Иваново-Вознесенск). В 1927 вступил в ВКП(б). С 1934 инженер в Артиллерийском научно-исследовательском морском институте (Ленинград). В 1937 переведен на завод "Большевик", где в условиях массовых арестов инженерно-административного состава сделал блестящую карьеру, пройдя от инженера до директора, которым был в 1938-41. 9.6.1941 назначен наркомом (с 1946 - министром) вооружений СССР. Во время Великой Отечественной войны руководил резким увеличением военного производства на нужды РККА. После войны сыграл решающую роль по использованию немецких исследований по ракетостроению для развития советских ракетной и космической программ. Во время преобразования правительства после смерти И.В. Сталина, 15.3.1953 его Министерство объединено с Министерством авиационной промышленности в Министерство оборонной промышленности СССР, а министром стал Устинов. В 1946-1950 и с 1954 депутат Верховного Совета СССР. С 1952 член ЦК КПСС. Позже занимал высокие посты в правительстве: зам. (дек. 1957 - март 1963), 1-й зам. (март 1963 - март 1965) пред. Совета министров СССР, пред. ВСНХ СССР Совета министров СССР (март 1963 - март 1965). После падения Н.С. Хрущева стал одной из центральных фигур новой власти, секретарь ЦК (март 1965 - окт. 1976) и министр обороны СССР (с апр. 1976). С 1965 кандидат в члены Президиума (с 1966 - Политбюро) ЦК, с 1976 член Политбюро. В 1982 получил Ленинскую, в 1983 - Государственную премии. При Брежневе долгие годы был чуть ли не самым влиятельным членом высшего руководства СССР, обладая непререкаемым авторитетом в армии и Политбюро. По ходившей информации, именно Устинов настоял на назначении генеральным секретарем Ю.В. Андропова, сломив сопротивление партийной группировки, выдвигавшей К.У. Черненко. Автор мемуаров "Служим Родине, делу Коммунизма" (М., 1982). Прах погребен в Кремлевской стене.

Использованы материалы из кн.: Залесский К.А. Империя Сталина. Биографический энциклопедический словарь. Москва, Вече, 2000

Слева направо: Д.Ф.Устинов, Б.Л.Ванников, А.И.Ефремов, В.А.Малышев, 1943 г.


Легендарный нарком войны

Огромную роль во время войны играло производство вооружения. А возглавлял плеяду талантливых инженеров, конструкторов и руководителей производства Дмитрий Федорович Устинов. Он был другого характера человек, чем Малышев. У него не было горячей напористости, не было лишней шумливости. Но он был знающий, хорошо владеющий делом руководитель. Если у нас в начале войны не хватало стрелкового оружия, а затем было, что называется, навалом, то причиной тому был сам Устинов, его организаторский талант.

Дмитрий Федорович родился в 1908 году в Самаре. Вступление его в самостоятельную взрослую жизнь было нелегким. В гражданскую войну, когда голод стал нестерпимым, вся семья во главе с больным отцом отправилась в Самарканд, где служили его старшие братья. Вскоре, в 1922 году, помер отец, а через короткое время, в 1925 году, угасла мать — Евросинья Мартыновна. На хлеб пришлось зарабатывать самому. Вскоре необходимость заставила переехать из Самарканда в Макарьев, где Устинову нашлась работа на целлюлозной бумажной фабрике, потом пришлось перебраться в Ивано-Вознесенск, где началась учеба на механическом факультете политехнического института. Это было в 1929 году. После некоторых оргмероприятий группа студентов, в том числе Д.Ф. Устинов, была переведена в Московское Высшее техническое училище им. Баумана. Многие его сокурсники по училищу стали в будущем его соратниками в дальнейшей работе по возрождению технической мощи страны. Это В.А. Малышев, В.Э. Дымшиц, Б.Л. Ванников, П.Н. Горемыкин, К.П. Коколев, А.Н. Туполев, Б.С. Стечкин, В.Я. Климов, В.П. Барлиш.

В Москве группа студентов из Ивано-Вознесенска пробыла недолго, вначале их направили в Ленинград в машиностроительный институт, а затем в марте 1932 года перевели в Ленинградский военно-механический институт, который Дмитрий Федорович и окончил в 1934 году, после чего был направлен в Ленинградский артиллерийский научно-исследовательский морской институт на должность инженера-конструктора. В 1937 году он переведен в конструкторское бюро завода «Большевик».

В марте 1938 года тридцатилетний Устинов был назначен директором этого завода. В то время эта должность считалась номенклатурой ЦК ВКП (б).

Дмитрий Федорович сразу проявил себя как талантливый организатор производства. Работал он напряженно, по 12—14 часов в сутки, оставляя минимум времени на отдых. Эта привычка осталась с ним до самых последних дней жизни, когда он был уже министром обороны СССР.

В бытность командования отдельной армией ПВО мне приходилось несколько раз встречаться с Дмитрием Федоровичем. Меня удивляла его работоспособность. Его отдых длился 4—6 часов, а иногда и меньше. Он ложился спать в 3 часа ночи, а в 6-м часу утра он уже бодрствовал. И целый день потом он был неутомим, прерываясь только на пятиминутный перекур. Иногда более молодым сопровождающим было не под силу выдерживать заданный им темп. Помню, в Северодвинске он решил забраться на крышу эллинга, в котором собирались подлодки. Высота его более пяти десятков метров. По наружной металлической лестнице надо было преодолеть эту высоту. Перед началом марафона он сказал нам: «Кто чувствует себя неважно, подниматься запрещаю». Скажу прямо, немногие рискнули последовать за ним, большинство предпочли остаться внизу. Вот таким он был всю жизнь. На командирский голос не нажимал. Соратники, коллеги, сослуживцы, подчиненные по-мужски уважали и любили его и во многом следовали его примеру.

За год его работы в качестве директора, т. е. к концу 1938 года, на коллегии наркомата отметили успехи завода «Большевик».

Вскоре Дмитрий Федорович был избран депутатом XVIII съезда ВКП (б), который оставил заметный след в его жизни.

8 февраля 1939 года «Большевик» был награжден орденом Ленина, а в числе 116 награжденных работников завода был и Устинов. Он тоже был удостоен высшей правительственной награды — ордена Ленина. Это было признанием заслуг директора. Устинов вместе с главным конструктором Е.Г. Рудяком побывал на фронте во время финской войны, чтобы лично проверить результаты работы артиллерии. Они были неудовлетворительны, особенно малоэффективными были стрельбы по дотам. За короткое время завод сумел поправить дело.

В предвоенный год предприятие, возглавляемое Дмитрием Федоровичем, значительно превысило производственную программу. «Большевику» было вручено переходящее знамя наркомата и ЦК профсоюза.

9 июня 1941 года на заводе было намечено открытие нового дома отдыха на Карельском перешейке. Накануне руководство завода во главе с Дмитрием Федоровичем побывало в новой заводской здравнице. Вечером, вернувшись в Ленинград, он узнал, что его вызывают в ЦК ВКП (б). Небольшие сборы, недолгая дорога — и он в гостинице «Москва». Устинов сразу же отправился в ЦК на прием к Г.М. Маленкову. Состоялась короткая беседа, в которой шла речь о его назначении на должность наркома вооружений. Вот как об этом вспоминал Дмитрий Федорович:

«— Спасибо за доверие. Но сумею ли его оправдать?

— Хорошо, подумайте… Потом вызовем, и вы сообщите свое решение».

Утром по пути в гостиничный буфет он купил в киоске газеты и в одной из них прочитал Указ о его назначении наркомом вооружений.

Так Дмитрий Федорович в свои 33 года стал наркомом ответственнейшей оборонной отрасли, которая питала своей продукцией не только действующую армию, но снабжала своими орудиями танковую, авиационную, а также судостроительную промышленность. Его наркомат занимался производством всех видов артиллерии.

Следует подчеркнуть, что по своей структуре, разнообразию и объему выпускаемой продукции наркомат вооружений был сложнейшим механизмом.

Основными его структурными подразделениями были:

— коллегия наркомата, которая аккумулировала производственный опыт и организаторские способности ее членов (в нее входили заместители наркомов, начальники главков);

— главное артиллерийское управление (начальник главка Н.Е. Носовский);

— главное управление оптики и приборов (начальник А.Е. Добровольский);

— главное патронное управление (начальник С.И.Ветошкин);

— главное управление капитального строительства;

— производственно-распорядительные отделы (их было несколько);

— технический отдел.

В составе наркомата, помимо заводов, было 5 научно-исследовательских отделов и проектных институтов, 10 отдельных центральных конструкторских бюро, 8 вузов, 13 техникумов и 4 рабфака.

Остановился я на структуре лишь одного наркомата оборонной промышленности, чтобы на этом примере показать его сложную оргструктуру. Подобную имели и другие наркоматы, а некоторые, такие, как наркоматы авиационной и судостроительной промышленности, были организованы еще сложней.

Основу продукции наркомата вооружений составляли артиллерийские системы, недаром его контролировал лично Сталин.

Верховный Главнокомандующий неоднократно подчеркивал огромную роль артиллерии. «Если мы с вами заглянем в историю, — говорил И.В. Сталин в 1937 году, — то увидим, какую важную роль во всех войнах играла артиллерия… Чем побеждал Наполеон? Прежде всего артиллерией. Чем в 1870-м под Седаном были разгромлены французы? По преимуществу артиллерией. Для успеха войны исключительно ценным родом войск является артиллерия. Я хотел бы, чтобы наша артиллерия показала, что она является первоклассной».

Многим читателям известно, что накануне войны, а точнее, 15 июня 1941 года на одном из полигонов под Москвой происходил смотр боевой техники, успешно показавшей себя на полях сражений Великой Отечественной войны.

К этому времени на заводах наркомата вооружений в серийном производстве находились — 76-мм горная пушка; 107-мм образца 1940 года; 122-мм гаубица образца 1938 года и пушка такого же калибра образца 1931—1937 годов; 152-мм гаубица образца 1938 года; 152-мм гаубица-пушка образца 1937 года, 203-мм гаубица-пушка образца 1931 года. Выпускались новые образца 37-мм и 85-мм пушек, а также пулеметы 12,7-мм В.А. Дегтярева и Г.С. Шпагина, для танков 45-мм и 76-мм пушки образца 1933 года и 1940 года.

Вот в такой структуре и с таким арсеналом вошли «полки» Д.Т. Устинова в войну.

Следует подчеркнуть, что советские орудия по мощности, начальной скорости, темпу огня, маневренности, степени внедрения превосходили в большинстве лучшие зарубежные образцы. Лучше немецкой оказалась дивизионная артиллерия. Особенно хорошо себя показала 122-мм гаубица образца 1938 года.

22 июня 1941 года Устинова разбудил звонок телефона и Н.А. Вознесенский сообщил ему о начале войны. В считанные минуты была собрана коллегия наркомата. Неожиданно в кабинет вошел маршал Г.И. Кулик, попрощавшись, он сказал, что следует на фронт, а вместо него начальником ГАУ назначен Н.Д. Яковлев — командующий артиллерией Киевского особого военного округа.

3 июля по радио выступил председатель Государственного Комитета Обороны И.В. Сталин и изложил основные положения перевода страны на военные рельсы. В его речи впервые прозвучал призыв партии: «Всё для фронта, всё для победы». Этот лозунг стал постоянно действующим девизом для тружеников тыла, и в том числе наркомата вооружений.

В жизни отрасли начался самый трудный период: приходилось одновременно увеличивать и организовывать выпуск вооружения, эвакуацию важнейших заводов. 29 июня началась эвакуация крупнейшего в отрасли предприятия «Арсенал». В этот же день ушел первый эшелон, а 14 августа почти из-под носа немцев удалось отправить 36-й эшелон. Всего было отправлено 1100 вагонов. Каждый эшелон находился в пути примерно шесть суток, а на новом месте уже на третьи сутки начинался выпуск продукции. Организованно прошла эвакуация других предприятий отрасли из Москвы и Московской области. Наркомат тесно взаимодействовал с Советом по эвакуации ГКО (председатель т. Шверник) и местными партийными и советскими органами, особенно в размещении эвакуированных. После получения Постановления ГКО об эвакуации из столицы на места для организации эвакуации были направлены начальники главков Б.Л. Ванников, И.А. Мирзаханов, Н.Г. Косылов, Н.П. Карасев, А.Н. Сергеев.

Пришлось выехать на заводы и самому наркому, чтобы разъяснить рабочим, которые были против эвакуации, необходимость выполнения решения ГКО, одновременно заверив их, что Москву сдавать никто не собирается.

Наркомату вначале было предложено эвакуироваться в Ижевск, затем в Киров, но, по просьбе Д.Ф. Устинова, в конечном итоге наркомат был направлен в Пермь. Небольшая оперативная группа (около

80 человек) осталась с Устиновым в Москве, другая группа была направлена в Куйбышев, где работало правительство страны, возглавляемое Н.А. Вознесенским. В этих условиях важно было не потерять связей с заводами, которые в тяжелых условиях продолжали выпускать продукцию, и счет шел на единицы винтовок, автоматов, пулеметов, орудий и так далее, которые так ждали на фронте… О результатах работы ежесуточно необходимо было докладывать непосредственно И.В. Сталину.

В последнем квартале руководством ожидалось уменьшение выпуска 25-мм, 37-мм зенитных пушек на 2500, 7.62 самозарядных винтовок и автоматов на 450 тысяч, пулеметов на 24 тысячи, орудий на 35 тысяч. Эти расчеты помогали ГКО и Ставке разумно планировать стратегические операции первого периода войны. Но в декабре 1941 года падение производства было приостановлено, а с начала 1942 года наметился общий рост производства, которого от воюющей страны никто не ожидал, и в целом перестройка народного хозяйства на военный лад была полностью завершена.

Заметим, что, если судить по количеству и перечню изделий, выпускаемых наркоматом вооружений, может создаться впечатление, что это легкая отрасль, по крайней мере, не танкопром, не авиапром и не судостроительный наркомат.

Но по числу винтовок, автоматов, противотанковых ружей и крупнокалиберных пулеметов, орудий, вплоть до 405-мм калибра, которые устанавливались на танки, самоходки, на самолеты, корабли, бронепоезда, можно себе представить всю сложность и огромность этого механизма. Только ежедневная справка Сталину укладывалась на нескольких листах, а докладывать надо было по памяти, не сверяясь с бумажкой, а прямо глядя в лицо Верховному. Дмитрий Федорович рассказывал, что однажды, когда он доложил, что при ежесуточной норме в 10 000 винтовок, изготовлено 9997, то сразу услышал от Сталина, что если товарищ Устинов еще раз повторит такой доклад, то вопрос о его «перспективе» будет решен. А какая могла быть перспектива, Дмитрий Федорович хорошо знал. Такие доклады больше не повторялись — план или выполнялся или перевыполнялся. И это было правдой. Обмана не могло быть. Сталин всегда знал точные цифры. Щупальцы Сталина протягивались до каждого предприятия, и информация всегда поступала к нему разными путями и хранилась в небольшой записной книжке.

План к концу 1942 года не только выполнялся, но и перевыполнялся, и в этом великая заслуга самого наркома, наркома-конструктора, наркома-руководителя и заботливого начальника, каким всегда был Дмитрий Федорович Устинов. Он великолепно знал производство по всей номенклатуре продукции. Знал узкие места в каждом цеху, знал каждого начальника цеха на всех предприятиях, лучших рабочих и, безусловно, конструкторов.

Рабочий день его длился почти круглые сутки. Наркому нужно было быть на «поле боя» и ночью и днем, так как производительность труда рабочих менялась в зависимости от времени суток, тем более если у станка «сражались» с усталостью и бессонницей «бойцы» несовершеннолетнего возраста или пожилые люди, имеющие производственный стаж в сорок и более лет. Дмитрий Федорович видел, как одни преодолевали усталость, холод и стужу непосредственно у орудий производства, а другие коротали ночи, прижавшись друг к другу на перевернутых тарных ящиках для патронов. А на его родном заводе «Большевик» работали непосредственно под разрывами бомб, порой неся безвозвратные потери. Многие из-за усталости не могли добраться до своего домашнего очага, ибо пешком без отдыха не могли идти, а остановка в зимнюю стужу Ленинграда — это верная смерть.

Мужчины и женщины в расцвете сил, пожилые люди и старые, подростки, порой даже мальчишки и девчонки — все трудились не щадя себя. Это была народная армия труда, полководцами которой были такие люди, как Дмитрий Федорович Устинов. Его трудовые командные пункты были на самой передовой — непосредственно в цехах, в неподготовленных помещениях, в которых находились начальники цехов и ведущие специалисты завода.

Истории известно, что до середины 1943 года шла упорная борьба на фронтах войны за захват стратегической инициативы.

Такая же отчаянная борьба шла и в военной экономике, в экономике вообще. И в этой борьбе не на жизнь, а на смерть наркомат вооружения, в частности, был одной из главных сражающихся сторон. С одной лишь разницей — с упреждением стратегической инициативы, ибо последняя завоевывается в том случае, если действующая армия превосходит противника не только в количественном вооружении и боевой тактике, но и в их качестве. Поэтому шла напряженная работа в «мозговых» центрах наркоматов, где были созданы научно-технические советы, в состав которых вошли видные ученые Академии наук СССР А.Н. Колмагоров, И.В. Гребенщиков, Е.А. Чудаков, Л.Ф. Верещагин, В.А. Трапезников, А.А. Байков и многие другие. Был создан в 1943 году Совет научной экспертизы во главе с А.А. Байковым.

Еще раньше, в 1942 году, было образовано Центральное артиллерийское конструкторское бюро.

Деятельность конструкторов и ученых увенчалась в конечном счете победой нашей военной конструкторской мысли, которая упреждала военно-научные достижения военных противников в создании новых образцов и часто превосходила их.

Так, после захвата одного фашистского танка «тигр» под Ленинградом сразу последовала ответная реакция наших конструкторов, которые возвратились к наработкам еще довоенного времени, и совместными действиями ученых и производственников были созданы «зверобои» против всех типов хищников — СУ-85, СУ-100, ИСУ-122, ИСУ-152.

За годы войны наша промышленность дала фронту около 22 тысяч самоходных установок. Цифра внушительная. Но главное заключалось в том, что это было первоклассное оружие, появление которого было полной неожиданностью для Гитлера.

Впервые были поставлены на поток новые артиллерийские орудия. Первой пушкой, поставленной на конвейер, была 37-мм авиационная пушка Нудельмана—Скуратова НС-37. Общая длина конвейера составляла 166 метров.

На заводе № 92 директор А.С. Елян внедрил поточный выпуск наземной артиллерии. Пушка на потоке! Такого не знала мировая практика.

Лучшими в мире были дивизионная пушка-гаубица 122-мм «Д-30». Гаубица-герой! И 152-мм гаубица — «Д-1», которая по всем характеристикам превосходила 150-мм гаубицу вермахта.

Лучшей противотанковой пушкой была пушка ЗИС-2 (5-мм). Она превосходила все аналоги иностранных армий такого же калибра. Она была мощней 50-мм немецкой пушки в 2,2 раза, 37-мм американской — в 5,4 раза, 57-мм английской в 1,6 раза. Появление у немцев 88-мм танковой пушки, которая превосходила нашу 76-мм пушку, возвратило наших конструкторов к 85-мм пушке, ход разработки и внедрения которой на танк Т-34 шел явно с отставанием.

По этому поводу Сталин вызвал к себе Малышева, Устинова. Федоренко и Ванникова. Он не задавал вопросов, но прочитал выдержку из письма с фронта, где указывалось, что «тигры» в лоб бить нельзя. Затем он поставил задачу ставить на Т-34 только 85-мм пушку уже с самого начала 1943 года. Давалось на это полмесяца. Но уже через четверо суток новая, 85-мм танковая пушка трех образцов была испытана на заводе у Еляна. Лучшие качества показало орудие Д5-Т-85 конструкции Ф.Ф. Петрова.

Так, стараясь обгонять время, побеждали в войне наши оружейники во главе с Д.Ф. Устиновым, и во взаимодействии с другими наркоматами оборонной промышленности и базовыми отраслями экономики — металлургической, энергетической и другими они свою войну выиграли.

За эти долгие и трудные дни войны на пути к Победе предприятия наркомата обороны выдали вооруженным силам 19,75 млн. стрелкового оружия, 38,4 тыс. зенитных орудий, 138,4 тыс. единиц полевой и противотанковой артиллерии, около 110 тыс. стволов для танков, не считая авиационных пушек и артиллерии ВМФ. И огромная заслуга в этом Дмитрия Федоровича Устинова.

Юрий Горьков. Битва в тылу.

 

Марка в память Д.Ф.Устинова.


Д.Ф.Устинов и И.Х.Баграмян

Маршал Д. Ф. Устинов

"Сталин обладал уникальной работоспособностью, огромной силой воли, большим организаторским талантом. Понимая всю сложность и многогранность вопросов руководства войной, он многое доверял членам Политбюро, ЦК, ГКО, руководителям наркоматов, сумел наладить безупречно четкую, согласованную, слаженную работу всех звеньев управления, добивался безусловного исполнения принятых решений. При всей своей властности, суровости, я бы сказал жесткости, он живо откликался на проявление разумной инициативы, самостоятельности, ценил независимость суждений... Он поименно знал практически всех руководителей экономики и Вооруженных Сил, вплоть до директоров заводов и командиров дивизий, помнил наиболее существенные данные, характеризующие как их лично, так и положение дел на доверенных им участках"

Устинов Д. Ф. Во имя победы. М., 1988, с. 90, 92.

 

 


ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС