Павлик Морозов
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ М >

ссылка на XPOHOC

Павлик Морозов

1918-1932

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА


Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Хочу посоветовать! В этом салоне продают надежные авто автомобили хундай, ваз. . клетки для птиц

Павлик Морозов

"Павлик"

Морозов Павлик (Павел Трофимович) (1918-1932). Пионер, прославленный средствами массовой информации как участник борьбы с кулаками в период коллективизации СССР. Родился в с. Герасимовка Свердловской области в многодетной (пятеро детей) семье спецпереселенцев из Белоруссии. Был организатором и председателем первого пионерского отряда в селе *), который помогал коммунистам в агитации за создание колхоза. Кулаки, противодействуя этому, решили сорвать хлебозаготовки. Павлик, случайно узнав о заговоре, и не страшась отца (он был заодно с кулаками), разоблачил их намерения, за что вместе со своим младшим братом был зверски убит кулаками в лесу. 1)

Одним из методов расширения социальной базы сталинизма и обеспечения массовой поддержки репрессий была активная пропаганда идей абсолютного приоритета интересов партии и классовых интересов над нормами человеческой морали, семейного, товарищеского долга. Широкомасштабные пропагандистские мероприятия, многочисленные митинги, где каждый должен был проголосовать за смертную казнь, собрания-проработки, на которых приходилось обличать своих товарищей, друзей, родственников, каяться, клясться в преданности партии и непримиримости к ее врагам, постепенно расшатывали нравственные устои общества.

Сотрудничество с властями в подавлении «врагов народа» преподносилось как действие патриотическое и однозначно благородное. В качестве примеров на щит поднимались образы «героев-разоблачителей», подобных Павлику Морозову.

Имя Павлика Морозова первым занесено в книгу почета Всесоюзной пионерской организации им. Ленина. A.M. Горький писал: «Память о нем не должна исчезнуть, — этот маленький герой заслуживает монумента, а я уверен, что монумент будет поставлен».

В 1948 г. в Москве в детском парке им. Павлика Морозова юному герою установлен памятник (скульптор И.А. Рабинович), а бывший Нововаганьковский переулок переименован в переулок Павлика Морозова. Интересно, что в 1935-1936 гг. Политбюро несколько раз рассматривало вопрос об установке памятника Павлику Морозову возле Красной площади (Хлевнюк О.В. 1937-й: Сталин, НКВД и советское общество. М.,1992. С. 70).

Н. Бердяев, 2) рассуждая о социалистической «религии», говорит о том, что «революция по духовной своей природе есть разрыв отчей и сыновьей ипостаси».

Примечания

*) По поводу этого утверждения смотрите следующую ниже статью "Не "Павлик", а Пашка".

1) Мы привели традиционное изложение сюжета. Подробно о трагедии в с. Герасимовка рассказывает редактор отдела журнала «Человек и закон» В. Кононенко в очерке «Павлик Морозов: правда и вымыслы» (Комсомольская правда. 1990. 5 апр.). Она, в частности, цитирует письмо Алексея Морозова, который пишет: «Что за судилище устроили над моим братом? Обидно и страшно. Брата моего в журнале назвали доносчиком. Ложь это! Павел всегда боролся в открытую. Почему же его оскорбляют? Мало наша семья горя перенесла? Над кем издеваются? Двоих моих братьев убили. Третий, Роман, пришел с фронта инвалидом, умер молодым. Меня во время войны оклеветали как врага народа. Десять лет отсидел в лагере. А потом реабилитировали. А теперь клевета на Павлика. Как все это выдержать? Обрекли меня на пытку похуже, чем в лагерях. Хорошо, что мать не дожила до этих дней... Пишу, а слезы душат. Так и кажется, что Пашка опять стоит беззащитным на дороге».

2) Н.А. Бердяев (1874-1948) — русский философ. В 1922 г. выслан за границу.

Использованы материалы кн.: Торчинов В.А., Леонтюк А.М. Вокруг Сталина. Историко-биографический справочник. Санкт-Петербург, 2000 


Не "Павлик", а "Пашка"

Родился в семье белоруса-переселенца Трофима Сергеевича Морозова и Татьяны, урожденной Байдаковой, и был старшим сыном. Всего в семье было 4 мальчика. Отец – красный партизан, впоследствии председатель Герасимовского сельсовета. В 1928 году он ушел из семьи и стал жить с некоей Антониной Амосовой. В начале 1932 г. осужден на 10 лет за продажу спецпереселенцам (раскулаченным с Кубани) подложных справок об их мнимой принадлежности к Герасимовскому сельсовету. В конце того же года, после убийства сына, расстрелян.

В соответствии с официальной версией, Павлик Морозов, будучи сознательным пионером, из идейных соображений донес властям на своего отца, а затем также систематически доносил на «кулаков», укрывающих зерно от государства. Мол, за это он и его младший брат, 9-летний Федя, были зарезаны собственным дедом Сергеем и двоюродным братом Данилой по наущению «кулака» Арсения Кулуканова (крестный отец и родственник Павла). На состоявшемся в райцентре Тавда показательном процессе Сергей и Данила Морозовы, Арсений Кулуканов и Ксения Морозова (жена Сергея и бабушка Павлика, обвинявшаяся в недоносительстве) были приговорены к смертной казни. Убийство Павла было квалифицировано, как контрреволюционный террористический акт.

На самом деле в официальной версии обнаруживается целый ряд нестыковок с реальными обстоятельствами того времени.

Согласно данным писателя Юрия Дружникова, который опросил в 1970-х гг. односельчан и родственников Павла, последний не был пионером, так как пионерской организации в Герасимовке вовсе не существовало (ближайшая находилась в райцентре Тавда, в 120 км. от Герасимовки). Воспоминания рисуют Павла как физически слабого, нервного, неуравновешенного, косноязычного, педагогически запущенного и едва ли не слабоумного ребенка, который к 14 годам едва сумел закончить два класса, с трудом научился читать и писать.

Согласно материалам дела об убийстве, 25 ноября 1931 года Морозов Павел еще в ходе следствия по предыдущему делу (по факту выдачи Герасимовским сельсоветом справки спецпереселенцу) подал заявление следственным органам о том, что его отец Морозов Трофим Сергеевич, являвшись председателем сельсовета и будучи связанным с местными кулаками, занимается подделкой документов и продажей таковых кулакам-спецпереселенцам. Впоследствии Павел также выступил на суде, дав показания вслед за матерью, но был остановлен судьей ввиду малолетства. Как полагают, сделать донос подучила Павла мать, надеявшаяся припугнуть мужа и вернуть его в семью. Подчеркну: Павел подал заявление в рамках следствия по факту  выдачи Герасимовским сельсоветом справки спецпереселенцу. Справка с поддельной подписью Трофима Морозова была выдана уже после его ухода с поста председателя сельсовета, но показания Павлика (если быть точным, селяне звали его Пашкой) позволили привлечь к этому делу и Трофима.

И до того, и позже Павел действительно доносил на крестьян, укрывавших хлеб, незарегистрированное оружие и пр. Как следует из материалов дела, зимой 1932 г. он донес на своего дядю Арсения Силина, который, «не выполнив твердого задания, продал спецпереселенцам воз картофеля», а предыдущей осенью – на крестьянина Мизюхина, у которого его дед Сергей якобы спрятал «ходок» (воз; у Мезюхина сделали обыск, но ничего не нашли). Однако на деле главным доносчиком в деревне был его двоюродный брат Иван Потупчик, к тому времени уже ставший кандидатом в члены ВКП(б) (показательной чертой его морального разложения стало совершенное впоследствии почетным пионером Иваном Потупчиком изнасилование пионерки, за которое он был осужден).

2 сентября 1932 г. Павел и его 9-летний брат Федя в отсутствие матери (уехавшей в райцентр) ушли в лес за клюквой; 6 сентября в лесу были найдены их тела с ножевыми ранениями. Убийство было объявлено результатом кулацкого заговора. Ввиду явной ангажированности следствия и суда,  вина мнимых кулаков вызывает сомнения. По мнению Ю.Дружникова, убийство с провокационными целями было организовано помощником уполномоченного ОГПУ Спиридоном Кондрашовым и Потупчиком. При этом Дружников основывается на обнаруженном им протоколе допроса Потупчика как свидетеля по делу об убийстве, составленном Кондрашовым 4 сентября (т.е. за 2 дня до официального обнаружения факта убийства).

Павлик Морозов был объявлен пионером-героем, примером верности коммунистическим идеалам и патриотизма. На его примере считалось необходимым воспитывать подрастающее поколение; его именем называли улицы, школы, пионерские дружины и т.д., ему были воздвигнуты памятники (первый – в Москве в 1948 г.)

Следует еще отметить, что форма имени «Павлик» измышлена журналистами «Пионерской правды». При жизни мальчика называли «Пашкой». А "Павлик Морозов" - персонаж, скорее виртуальный, к реальному человеку отношения не имевший.

Специально для ХРОНОСа статью о П.Морозове прислал Павел Шехтман.


Его именем названы предприятия, суда, школы, детские дома

Павлик Морозов (1919-1932) - подросток, сделавший донос на своего отца и «канонизированный» советской пропагандой как образец для воспитания будущих строителей коммунизма. Он изображался как жертва «кулаков», отомстивших ему за разоблачение их происков. А что произошло на самом деле?

Семья Морозовых жила недалеко от города Тавда (ныне Свердловская область), в деревне Герасимовка, куда дед Павлика, Сергей Морозов, переселился из Белоруссии в конце XIX в. Отец Павлика, Трофим Сергеевич, занимавший должность председателя сельсовета, бросил свою жену Татьяну с четырьмя детьми и ушел к соседке. Оставшиеся тоже не были дружны: дед и бабушка Павлика не любили невестку и внуков, а те платили тем же.

По некоторым сведениям, именно Татьяна Морозова, желая отомстить бывшему мужу, подучила сына написать на него донос. 25 ноября 1931 г. мальчик подал в милицию заявление о том, что Трофим Морозов, пользуясь своим служебным положением, продавал справки спецпереселенцам - раскулаченным крестьянам из Европейской России. Трофима осудили и отправили отбывать срок на Крайний Север, где он и погиб.

В сентябре 1932 г. (то есть почти через год) Павлик и его младший брат Федя пошли за ягодами в лес и пропали. Мать, приехавшая из Тавды через день, позвала милиционера; тот собрал народ, и вся деревня отправилась на поиски. Братьев нашли на дороге; они были мертвы, кругом была кровь и куча рассыпанной клюквы.

В убийстве обвинили деда и бабушку погибших детей, их дядю Арсения Кулуканова и двоюродного брата Даниила. Согласно позднейшим показаниям матери, у Сергея Морозова при обыске «нашли окровавленную рубаху и штаны». Нож дед будто бы принес домой и спрятал за икону (странное поведение для желающего скрыть следы преступления; трупы тоже можно было не оставлять на видном месте, а бросить в болото, где они исчезли бы бесследно). Позднее у него в доме якобы нашли уже «два ножа, рубаху и штаны, запачканные в крови». Сын Алексей рассказал матери, что в день убийства «он видел, как Морозов Даниил шел из леса»; милиционер Попутчик показал, что у Даниила «найдены в крови штаны, рубаха и нож». На свою бабушку Аксинью тот же Алексей донес, что она пошла за ягодами в том же направлении, что и Павлик с Федей, и «могла придержать» их до подхода убийц. Какую роль сыграл дядя, следствие так и не придумало.

В ходе процесса показания Татьяны были кем-то  отредактированы. Теперь в них уже утверждалось, что дед, бабка и двоюродный брат убитых, «вся эта кулацкая шайка… собиралась вместе группой, и разговоры их были о ненависти к Советской власти … мой сын Павел, что бы ни увидел или ни услышал про эту кулацкую шайку, всегда доносил в сельсовет или другие организации. Ввиду чего кулаки его ненавидели и всячески старались свести… молодого пионера с лица земли». Таким образом, убийство братьев Морозовых отнесли к «проискам классовых врагов», которых нашли в лице их ближайших родственников. Сергей, Аксинья и Даниил Морозовы, а также Арсений Кулуканов были расстреляны.

Этот процесс был советской пропаганде как нельзя более кстати. В преддверии Большого Террора, когда «врагами народа» объявлялись целые институты и предприятия, важно было представить отдельную семью как террористическую группу, внушить гражданам, что враги могут таиться повсюду. Культ Павлика Морозова учил советских граждан (прежде всего детей) подозревать всех, даже близких родственников, в намерении навредить, отравить, взорвать, убить. «Собрание бедноты поселка Герасимовка», которое потребовало «применить к убийцам высшую меру наказания», стало прообразом массовых «демонстраций трудящихся» и «писем трудовых коллективов», призывавших к беспощадной расправе с «троцкистско-зиновьевским отребьем» и прочими врагами.

После суда Татьяну Морозову и ее детей в деревне возненавидели. Она сама вспоминала, что могилу Павлика и Феди «затаптывали, звезду ломали, полдеревни ходило туда испражняться». И хотя власть вселила ее в хороший дом, хозяева которого были перед тем «раскулачены», Татьяна предпочла перебраться в райцентр - подальше от односельчан. НКВД взял «мать героя» на казарменное обеспечение, она не работала. Позднее Сталин распорядился поселить ее в Крыму, в Алупке, назначил персональную пенсию. Младший брат Павлика, Алексей, во время войны был обвинен в измене родине, но благодаря хлопотам матери и родству с «героем» избежал расстрела.

Сам Павлик имел в деревне репутацию хулигана, озлобленного и нечистоплотного. Косноязычный и болезненный, он отличался всеми признаками замедленного развития. В первый класс будущий «пионер-герой» попал лишь за год до смерти и в тринадцать лет с трудом научился читать по слогам. «Говорил с отрывами, гавкая… на полурусском-полубелорусском языке», - вспоминала его учительница. По воспоминаниям очевидцев, Павлик был самым грязным учеником в школе; от него пахло мочой, так как дети Морозовых имели обычай мочиться друг на друга, чтобы досадить или просто развлечься. Советской же пропагандой он был представлен как смышленый агитатор, доходчиво разъяснявший «темным» односельчанам политику партии.

Донос Павлика на отца был использован советской властью для насаждения морали, отрицавшей все библейские заповеди - в первую очередь заповедь о почитании родителей. После дела Морозовых стали  формироваться особые группы пионеров, призванных следить за своими родителями и соседями. Юных доносчиков награждали новыми ботинками, велосипедами, поездками в пионерский лагерь Артек. Между прочим, никаких доказательств того, что Павлик Морозов состоял в пионерской организации, не существует..

Именем этого убогого подростка были названы предприятия, суда, школы, детские дома, другие, преимущественно детские, учреждения. О нем было создано множество лживых спектаклей, кинофильмов, музыкальных произведений, поэм и рассказов. Именем отцеубийцы, к тому же в значительной мере выдуманного, названа в Москве улица даже в новом районе Южное Бутово.

Черная книга имен, которым не место на карте России. Сост. С.В. Волков. М., «Посев», 2004.


Литература:

Ю.И. Дружников. Доносчик 001, или Вознесение Павлика Морозова. (Опуликована в Библиотеке Мошкова, а также по адресу http://www.unilib.neva.ru/dl/327/Theme_10/Literature/Drujnikov/index.html  )

Книга «Доносчик 001, или Вознесение Павлика Морозова», написанная писателем, профессором Калифорнийского университета Юрием Дружниковым, если верить аннотации, представляет собой «первое независимое расследование зверского убийства подростка, донесшего на отца, и процесса   создания   из  мальчика   самого  известного   советского  героя, проведенное через  пятьдесят  лет  после трагических  и  загадочных  событий московским  писателем,  который  рискнул  сопоставить   официальный   миф  с историческими документами и показаниями последних очевидцев». 

Писатель-эмигрант не ограничился разоблачением сталинской пропаганды, сделавшей пионера-героя из жертвы, а постарался вылепить из него «образцового» антигероя-предателя, представив его в максимально непривлекательном свете. Видимо, он понимал, что, в противном случае, симпатии нормального человека будут на стороне ребенка, зверски убитого вместе с младшим братом. Поэтому Юрий Дружников постарался представить Павлика Морозова умственно неполноценным, моральным чудовищем, «стучавшим» на своих родных и соседей. При этом он ориентировался на традиционно негативный в общественном сознании образ доносчика, предателя.  Однако никаких доказательств доносов, кроме материалов советской пропаганды, им же самим признанных лживыми, он не приводит.

Рецензия с сайта http://sarmata.livejournal.com/132057.html?view=1862617#t1862617

 

 


ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС