Анна Иоановна
       > НА ГЛАВНУЮ > БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ > УКАЗАТЕЛЬ А >

ссылка на XPOHOC

Анна Иоановна

1693-1740

БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ


XPOHOC
ВВЕДЕНИЕ В ПРОЕКТ
ФОРУМ ХРОНОСА
НОВОСТИ ХРОНОСА
БИБЛИОТЕКА ХРОНОСА
ИСТОРИЧЕСКИЕ ИСТОЧНИКИ
БИОГРАФИЧЕСКИЙ УКАЗАТЕЛЬ
ПРЕДМЕТНЫЙ УКАЗАТЕЛЬ
ГЕНЕАЛОГИЧЕСКИЕ ТАБЛИЦЫ
СТРАНЫ И ГОСУДАРСТВА
ЭТНОНИМЫ
РЕЛИГИИ МИРА
СТАТЬИ НА ИСТОРИЧЕСКИЕ ТЕМЫ
МЕТОДИКА ПРЕПОДАВАНИЯ
КАРТА САЙТА
АВТОРЫ ХРОНОСА


Родственные проекты:
РУМЯНЦЕВСКИЙ МУЗЕЙ
ДОКУМЕНТЫ XX ВЕКА
ПРАВИТЕЛИ МИРА
ВОЙНА 1812 ГОДА
ПЕРВАЯ МИРОВАЯ
СЛАВЯНСТВО
ЭТНОЦИКЛОПЕДИЯ
АПСУАРА
РУССКОЕ ПОЛЕ
ХРОНОС. Всемирная история в интернете

Главная Аксессуары фурнитура для шкатулок. . Про манипура чакру . Купить зонтов оптом - это сейчас

Императрица Анна Иоанновна.
Портрет Л. Каравака. 1730 года. Фрагмент.

АННА ИОАННОВНА (Ивановна) (28.01.1693-17.10.1740), российская императрица (с 1730) из династии Романовых. Дочь царя Ивана V Алексеевича и Прасковьи Федоровны Салтыковой. Была замужем (1710-11) за герцогом Курляндским Фридрихом Вильгельмом. Овдовев, Анна жила в Митаве. После смерти Петра II была приглашена 25 января 1730 на российский престол Верховным тайным советом по предложению Д. М. Голицына и В. Л. Долгорукова.

Верховники попытались ограничить самодержавие, что нашло отражение в “Кондициях”, условиях восшествия на российский трон, и др. документах, касавшихся реформирования государственного управления. Анна подписала “Кондиции”, согласно которым без Верховного тайного совета она не могла объявлять войну, заключать мир, вводить новые подати и налоги, производить в чины выше полковника, жаловать вотчины, без суда лишать дворянина жизни, чести и имущества, вступать в брак, назначать наследника престола. Прибыв в Москву, Анна получила поддержку у оппозиции (А. И. Остерман, Феофан Прокопович, П. И. Ягужинский, А. Д. Кантемир). Убедившись в верности дворянства, вручившего ей 25 февраля 1730 челобитную с просьбой о восстановлении самодержавной власти, Анна разорвала “Кондиции”.

Придя к власти, Анна распустила Верховный тайный совет (1730), восстановила значение Сената, учредила Кабинет министров (1731), в состав которого вошли А. И. Остерман, Г. И. Головкин, А. М. Черкасский. В годы правления Анны был отменен указ о единонаследии (1731), учрежден Шляхетный кадетский корпус (1731), ограничена 25 годами служба дворян. Ближайшее окружение Анны составляли иностранцы (Э. И. Бирон, К. Г. Левенвольде, Б. X. Миних, П. П. Ласси). При Анне, правительнице, не отличавшейся ни умом, ни образованием, огромное влияние имел ее фаворит Э. И. Бирон. “Бироновщина”, олицетворявшая политический террор, казнокрадство, распущенность нравов, неуважение к русским традициям, вошла темной страницей в русскую историю. Проводя продворянскую политику, Анна была непримирима к проявлениям дворянской оппозиционности. Голицын и Долгорукие, выступления которых в январе — феврале 1730 Анна не простила, позднее были заключены в тюрьму, сосланы, казнены. В 1740 Анна и ее окружение расправились с кабинет-министром Л. П. Волынским и его сторонниками, стремившимися к ограничению влияния иностранцев на внутреннюю и внешнюю политику России. В армии под руководством Б. X. Миниха проводилась военная реформа, были сформированы Измайловский и Конный гвардейские полки. В 1733 — 35 Россия содействовала утверждению на польском престоле курфюрста Саксонского Станислава Августа (Август III). Война с Турцией (1735 — 39) завершилась невыгодным для России Белградским миром. Перед смертью Анна назначила своим наследником младенца Ивана VI Антоновича при регентстве Э. И. Бирона.

Л. Н. Вдовина

Русское небо

Императрица Анна Иоанновна.
Портрет Л. Каравака. 1730 года.


АННА ИВАНОВНААнна Ивановна, (28.1.1693, Москва - 17.10.1740, Санкт-Петербург), императрица (с 1730). Средняя дочь царя Ивана V Алексеевича и Прасковьи Федоровны, урожденной Салтыковой, племянница Петра I. Детство Анны Ивановны прошло в подмосковном селе Измайлово, где она жила с матерью и сестрами после смерти отца, окруженная множеством богомольцев, юродивых, гадальщиц, калек, уродов и странников, находивших постоянный приют при дворе царицы Прасковьи. Обучали царевен русскому языку, истории, географии и каллиграфии. Петр желал, чтобы они знали иностранные языки и танцы, а потому к ним был приставлен в качестве гувернера и учителя немецкого языка А.И. Остерман (старший брат знаменитого впоследствии вице-канцлера), а в 1703 для преподавания французского языка и танцев приглашен француз Рамбурх. В 1708 царица Прасковья и ее дочери переехали из Измайлова в Санкт-Петербург. В июле 1710 началось сватовство Анны, а 31 октября того же года она была обвенчана с племянником прусского короля герцогом курляндским Фридрихом Вильгельмом, таким же юным, как она: и жениху, и невесте было по семнадцати лет. Брак этот был заключен помимо желания Анны, вследствие политических соображений царя, считавшего полезным вступить в союз с Курляндией. По случаю бракосочетания Анны пиры и торжества в Санкт-Петербурге продолжались два месяца. По дороге в Митаву 9 января 1711 Фридрих Вильгельм скончался на мызе Дудергоф. Несмотря на смерть герцога, семнадцатилетняя вдова должна была, согласно воле Петра, поселиться в Митаве и окружить себя немцами; он предполагал водворить там и царицу Прасковью Федоровну с царевнами Екатериной и Прасковьей, но это не состоялось. Впоследствии Анна гостила иногда у матери, то в Санкт-Петербурге, то в Измайлове, но Петр и тут распоряжался самовластно, находя нужным ее пребывание в Курляндии. Гофмейстером при дворе Анны Ивановны и управляющим ее имениями был П.И. Бестужев. Из политических соображений Петр I не раз вел переговоры с иностранными принцами относительно нового супружества Анны Ивановны, но переговоры ни к чему не приводили, и Анна Ивановна оставалась без всяких материальных средств, в полной зависимости от Петра I. В 1718-1719 царь послал в Митаву состоять при герцогине Анне Ивановне ее дядю, Василия Федоровича Салтыкова, человека грубого и даже жестокого. Письма Анны Ивановны не только к Петру, к его жене Екатерине и к цесаревне Елизавете, но даже к некоторым царедворцам, как, например, к князю Меншикову и вице-канцлеру Остерману, были наполнены жалобами на судьбу, на безденежье и написаны заискивающим, униженным тоном. То же продолжалось и при Екатерине I и Петре II. В 1726 в Курляндии возник вопрос об избрании в герцоги Морица, графа Саксонского (внебрачного сына польского короля Августа II), при условии женитьбы его на Анне Ивановне; но выполнению этого плана, на который охотно согласилась бы Анна Ивановна, помешал А.Д. Меншиков, сам добивавшийся курляндской герцогской короны. Последняя надежда Анны Ивановны на замужество была разрушена, и она стала все более и более обращать внимание на одного из своих придворных, камер-юнкера Э.И. Бирона. Неожиданная смерть Петра II коренным образом изменила судьбу Анны Ивановны: Верховный тайный совет на заседании в Лефортовском дворце (19.1.1730) принял решение пригласить Анну Ивановну на престол при условия подписания ею «пунктов» (т.н. кондиций), ограничивающих самодержавную власть. Кондиции эти решено было отправить Анне в Мигаву с тремя депутатами от Верховного тайного совета, Сената и генералитета. В депутацию были избраны князь В.И. Долгорукий, брат князя Дмитрия Михайловича Голицына, сенатор князь Михаил Михайлович (Младший) и генерал Леонтьев. Они должны были вручить Анне письмо от Верховного тайного совета и получили от него инструкцию с наставлениями, как действовать в Митаве. В то же время в Митаву к Анне Ивановне прибыл гонец с уведомлением от Рейнгольда Левенвольде, что вовсе не весь народ желает ограничения ее самодержавия, позднее приехал посланный Сумароков с советом Анне не верить всему, что станут ей представлять депутаты Верховного тайного совета. Архиепископ новгородский Феофан Пркопович, будучи убежденным сторонником неограниченного самодержавия, тоже поторопился отправить гонца к Анне. Несмотря на эти предупреждения, 28.1.1730 Анна Ивановна подписала кондиции, которые были оглашены в Кремле 2.2.1730 на собрании высших военных, гражданских и придворных чинов. Кондиции состояли из восьми пунктов, согласно которым императрица должна была заботиться о сохранении и распространении в Русском государстве православной христианской веры; обещала не вступать в супружество и не назначать наследника престола - ни при жизни, ни по духовному завещанию; без согласия Верховного тайного совета, который она обязывалась сохранить в составе 8 членов, она не имела права объявлять войны и заключать мир, облагать подданных новыми податями, производить в чины служащих как в военной, так и в гражданской службе выше полковника и VI ранга, раздавать придворные должности, производить государственные расходы, жаловать вотчины и деревни. Кроме того, «шляхетство» (дворяне) только по суду могло быть подвергаемо лишению чести и имущества, а за важные преступления - смертной казни. 15.2.1730 Анна Ивановна прибыла в Москву, где 25 февраля в Кремле приняла представителей оппозиции Верховному тайному совету (A.M. Черкасский, В.Н. Татищев, А.Д. Кантемир и др.), вручивших ей челобитную от дворянства о восстановлении самодержавной власти, и разорвала кондиции.Уже 4 марта уничтожила Верховный тайный совет и восстановила Правительствующий Сенат в том виде, в каком он существовал при Петре I. По плану Миниха, Сенат был разделен на пять департаментов: 1) дел, касающихся духовенства, 2) военных, 3) финансов, 4) юстиции, 5) промышленности и торговли. 28.4.1730 в Москве прошла торжественная коронация императрицы (венчание и помазание на царство совершались Феофаном Прокопови-чем). В Москве Анна Ивановна жила в небольшом деревянном дворце - «Анненгофе», построенном в Кремле по ее приказу рядом с Арсеналом, любила бывать в Слободском дворце, Измайлове. В Лефортове, на берегу реки Яузы, в 1731 был построен деревянный дворец - «летний Анненгоф» (архитектор В.В. Растрелли; дворец сгорел в 1746), за которым был разбит парк. В «летнем Анненгофе» Анна Ивановна часто устраивала балы и маскарады, в парке - фейерверки, затмившие «огненные потехи» Петра I. По указу Анны Ивановны был отлит Царь-колокол. Не будучи подготовлена к той роли, какая выпала ей на долю в зрелом возрасте, Анна Ивановна оказалась вдали от забот правления. За нее думали и работали другие. Внешняя политика во все время ее царствования находилась в ведении А.И. Остермана; делами церковными руководил Феофан Прокопович; русские войска побеждали благодаря военным талантам Миниха и Ласси; во главе внутреннего управления сначала стоял тоже Остерман, а затем Бирон. О развитии промышленности и торговли старались, хотя и не могли действовать совершенно самостоятельно, Александр Львович Нарышкин, знаменитый дипломат эпохи Петра Великого барон П.П. Шафиров, кабинет-министр и президент коммерц-коллегии граф П.И. Мусин-Пушкин. По отзывам всех современников, Анна Ивановна обладала здравым умом; некоторые находили, что сердце ее не было лишено чувствительности; но с самого детства ни ум, ни сердце ее не получили надлежащего направления. При внешнем благочестии она проявляла не только грубость нравов и суровость, но даже жестокость. Было бы несправедливо приписывать исключительно влиянию Бирона все гонения, ссылки, пытки и мучительные казни, совершившиеся в ее царствование: они обусловливаются и личными свойствами Анны Ивановны. Вся власть во время правления Анны Ивановны находилась в руках выходца из Курляндии Э.И. Бирона и его ставленников. В 1731 императрица издала манифест о всенародной присяге наследнику, учредила Кабинет министров. Был восстановлен центральный орган политического сыска - Тайная розыскных дел Канцелярия во главе с А.И. Ушаковым, где при расследовании «слова и дела государева» применялись жестокие пытки. В 1732 Анна Ивановна вместе с двором и высшими государственными учреждениями переехала из Москвы в Санкт-Петербург. По указам Анны Ивановны были сосланы, заключены в тюрьму и казнены многие из князей Долгоруковых, Голицыных и др. В 1730-1736 лишены сана 9 архиереев. В 1740 казнены А.П. Волынский, П.М. Еропкин, А.Ф. Хрущев, сосланы А.Ф. Соймонов и П.И. Мусин-Пушкин. В 1730 по указу Анны Ивановны составлена опись всем казенным заповедным лесам. Проводилась регламентация торговли хлебом, особенно во время голода 1734. Был обнародован новый горный устав - Берг-регламент (1739). В 1730 Анна Ивановна издала манифест Синоду с требованием соблюдения чистоты православной веры, искоренения ересей, расколов и суеверий; распорядилась о предании сожжению колдунов (1731); в 1738 установлена смертная казнь за богохульство. В 16 городах империи были открыты духовные семинарии. Под руководством Миниха проводилась военная реформа; были сформированы Измайловский и Конный гвардейский полки. В 1733-1735 русские войска участвовали в изгнании из Саксонии С. Лещинского, что помогло избранию польским королем Станислава Августа курфюрста Саксонского (Август III). Бирон был избран герцогом Курляндским и Семигальским. Проявив неспособность противостоять экспансии персидского Надир-шаха, правительство Анны Ивановны отказалось от завоеванных Петром I прикаспийских территорий (был заключен Рештский трактат 1732). Результатом русско-турецкой войны 1735-1739 стал невыгодный для России Белградский мир 1739. Как бы желая вознаградить себя за стеснения, испытанные ею в течение почти двадцатилетнего пребывания в Курляндии, Анна Ивановна тратила громадные суммы на разные празднества, балы, маскарады, торжественные приемы послов, фейерверки и иллюминации. Даже иностранцы поражались роскоши ее двора. Жена английского резидента леди Рондо приходила в восторг от великолепия придворных праздников в Санкт-Петербурге, переносивших ее своей волшебной обстановкой в страну фей и напоминавших ей шекспировский «Сон в летнюю ночь». Ими восхищались и избалованный маркиз двора Людовика XV де ла Шетарди, и французские офицеры, взятые в плен под Данцигом. Отчасти собственный вкус, отчасти, быть может, стремление подражать Петру Великому побуждали Анну Ивановну устраивать иногда шуточные процессии. Самой замечательной из этих процессий была «курьезная» свадьба шута князя Голицына с шутихой калмычкой Бужениновой в Ледяном доме 6.2.1740. Председателем «машкарадной комиссии», учрежденной для устройства этой забавы, был А.П. Волынский. Он напряг все силы и изобретательность, чтобы свадебный поезд, представлявший живую этнографическую выставку, потешил и императрицу, и народ. Своеобразное зрелище доставило большое удовольствие Анне Ивановне, и она стала снова благоволить к Волынскому, впавшему перед тем в немилость. Будучи любительницей разных «курьезов», Анна Ивановна держала при дворе выдающихся по своим внешним особенностям людей, зверей и птиц. У нее были великаны и карлики, были шутихи и шуты, развлекавшие ее в минуты скуки, а также сказочницы, которые рассказывали ей на ночь сказки. Были и обезьяны, ученые скворцы, белые павы. Анна Ивановна увлекалась лошадьми и охотой, а потому неудивительно, что Волынский, заведовавший в 1732 придворной конюшней и занявший в 1736 должность обер-егермейстера, сделался приближенным к Анне Ивановне человеком. Но в 1740 Волынский и его конфиденты были обвинены «в злодейских замыслах», в стремлении к государственному перевороту. В 1734 возникло политическое дело князя Черкасского. Считая законным наследником русского престола голштинского принца Петра-Ульриха, смоленский губернатор князь Черкасский затеял передачу Смоленской губернии под его протекторат и был сослан за это в Сибирь. Стремясь закрепить право на российский престол за потомками Ивана V, перед смертью Анна Ивановна назначила своим преемником Ивана Антоновича, а регентом до его совершеннолетия - Бирона.

Использованы материалы книги: Сухарева О.В. Кто был кто в России от Петра I до Павла I, Москва, 2005


АННА ИВАНОВНА (1693, Москва - 1740, Петербург) - российская императрица с 1730 г. Дочь царя Ивана V Алексеевича и Прасковьи Федоровны Салтыковой. В 1710 г. Петр I, желая упрочить влияние России в Прибалтике, выдал Анну замуж за курляндского герцога Фридриха-Вильгельма. В начале 1711 г. герцог неожиданно умер по дороге в Митаву, и его вдова вернулись домой. Курляндия (гос-во на территории современной Латвии) являлась яблоком раздора-между Россией, Швецией, Пруссией и Польшей. ПетрI потребовал, чтобы А. жила в своей резиденции в Митаве под контролем рус: представителя П.М. Бестужева-Рюмина. Ее положение было непростым. С одной стороны, Анну не жаловали курляндские дворяне, стремясь выжить ее, ограничить поручение ею доходов, т.к. боялись усиления России; с другой - Петр I, от которого она зависела и политически, и материально ("а деревенскими доходами насилу я магу дом и стол свой в гот содержать"). Жившая в родительском тереме по законам старины в "тишине и прохладе", оказавшаяся по царской воле за границей, некрасивая, грубая, мужеподобная, неразвитая умственно, с тяжелым характером, капризная, подозрительная, она чувствовала себя одиноко и не на месте. Ей не удалось выйти замужни в 1723, ни в 1726, т.к. претенденты на ее руку не устраивали правительство России. В 1730 член Верховного тайного совета Д. М. Голицын предложил возвести на российский престол Анну, если она подпишет "кондиции" - условия, ограничивающие самодержавие в пользу аристократов-"верховников". Это испугало дворян, не желавших иметь десять самодержцев вместо одного. А. подписала "пункты", но, приехав в Россию, получила от гвардии формальную просьбу о восстановлении самодержавия, разорвала "кондиции" и "учинилась в суверенстве". Не имея понятия о гос. управлении и не доверяя Сенату, где были сильны "верховники", А. в 1731 переложила всю работу по управлению гос-вом на Кабинет министров: Г.И.Головкин, А.И. Остерман, А.М. Черкасский, позднее П. И. Ягужинский и А.П. Волынский. Особое место принадлежало Эрнсту Иоганну Барону, фавориту А. Во внешней политике продолжалась борьба с Османской империей за Причерноморье и Балканы, Россия стремилась усилить влияние в Польше и Германии. В 1736 - 1738 было разгромлено Крымское ханство. Правительство А. поклона удовлетворение интересов дворянства: был отменен указо-единонарледии,ограничен;срок гражданской и-военной службы 25 годами, что было шагом к будущей "вольности" дворянства. Придя к власти, А. окружила себя своими людьми, жестоко расправясь с полит, противниками Долгорукими и Д.М. Голицыным. Гнетущее впечатление на общество произвела казнь А.П. Волынского. Казнокрадство, отягощение положения крестьян почти постоянно ведущимися войнами, репрессии Тайной канцелярии, расточительные празднества и грубость нравов при дворе - -все это воспринималось как мрачный период рус. истории. В это время в окружении императрицы появилось много немцев. Однако традиционные представления о царствовании А., как времени засилья иностранцев (В.О. Ключевский), оспариваются современными исследованиями. Умерла А. после недолгой болезни, завещав престол Ивану VI Антоновичу при регентстве Бирона.

Использованы материалы кн.: Шикман А.П. Деятели отечественной истории. Биографический справочник. Москва, 1997 г.


Анна Иоанновна.
Гравюра. Германия. XVIII в.

Анна Ивановна Романова

Государыня императрица и самодержица Всероссийская в 1730-1740 гг. Дочь царя Ивана V Алексеевича и Прасковьи Федоровны Салтыковой. Род. 28 янв. 1693 г. Замужем с 31 окт. 1710 г. за герцогом Курляндским Фридрихом-Вильгельмом (+ 9 янв. 1711 г.). Вступила на престол 19 янв. 1730 г.; 25 февр. объявила себя самодержавной императрицей; короновалась 28 апр. 1730 г. 17 окт. 1740 г.

+ + +

Официальный отец Анны - царь Иван Алексеевич был, как известно, человеком бессильным, праздным и слабоумным. Его супруга, царевна Прасковья, напротив, отличалась энергичным и властным характером. За время своего замужества она родила пять дочерей, в происхождении которых у современников почти не было сомнений. Отцом Анны, как и ее сестры Екатерины, считали Василия Юшкова, дворянина хорошего рода и здорового малого, представленного не без задней мысли первым спальником к жене царя.

После смерти Ивана в 1696 году Прасковья осталась полной хозяйкой в его подмосковном селе Измайлове. Она жила здесь, окруженная огромным количеством дворни. Кроме того, в Измайлове постоянно проживали всякого рода юродивые, калеки и предсказатели. По свидетельству Бергольца, во дворце царили постоянная суета, шум и теснота. Ночью фрейлины и горничные спали вперемежку где попало. Простота и грубость нравов были невероятные.

В марте 1708 года по велению Петра 1 Прасковья с дочерьми перебралась в Петербург, где на Петербургской стороне построен был для них специальный дом: Сразу после переезда государь стал хлопотать о замужестве племянниц. В 1709 году условлено было выдать Анну за герцога Курляндского. Бракосочетание состоялось 31 октября 1710 года в Петербурге, во дворце кн. Меншикова. Молодой герцог поразил даже видавших виды русских своей невероятной способностью к пьянству. Но на свадебном пиру, продолжавшемся до середины ноября, он превзошел свою меру и умер по дороге домой от перепоя.

Анна приехала в Митаву одна и, присмотревшись к тамошней жизни, убедилась вскоре, что должна будет устроиться очень скромно. Разместиться поначалу пришлось в меблированном доме. Доходов на содержание двора не хватало. Поневоле приходилось ограничивать себя в удовольствиях и отчаянно скучать. За развлечениями Анна ездила в Петербург, где в то время было гораздо веселее. По воспоминаниям современников, герцогиня была очень высока ростом, чуть ли не на голову выше всей своей свиты. Несмотря на полноту, которая отличала ее уже в ранней молодости, она в целом производила приятное впечатление, была очень любезна и жива. От матери Анна унаследовала многие черты характера. Она была суеверна, любила роскошь, чрезвычайно увлекалась охотой. С Петром 1 ее сближала сильная наклонность к шутовству и пристрастие к грубым забавам. Ни воспитание, ни замужество не способствовали ее развитию. Эта была женщина в общем ленивая, но с внезапными порывами энергии, почти необразованная, хитрая, но умственно ограниченная и скупая. В Митаве она проводила дни полуодетая, нечесаная, валяясь на медвежьей шкуре, спала или мечтала. Никакого интереса к делам она не проявляла. Герцогством управлял русский резидент Бестужев, который долгое время являлся также и ее любовником. С 1718 года его сменил Эрнест-Иоганн Бюрен, позже присвоивший себе дворянское имя Бирона. Человек этот сразу приобрел на Анну огромное влияние, которое сохранил до самой ее кончины. В дальнейшем она часто думала и поступала сообразно тому, как влиял на нее фаворит. В 1723 году Анна женила его на Бенинге фон Тротта-Трейден, отличавшейся необычайным безобразием и глупостью. Анна выказывала чрезвычайную нежность к детям Бирона. Но многие предполагали, что этих детей Бенинга только выдавала за своих, Что они в самом деле были детьми Анны, а г-жа Бирон привязывала себе подушки на животе во время беременности самой герцогини. *** Анна сжилась уже, как видно, со своим положением мелкопоместной государыни, как вдруг внезапная перемена судьбы раскрыла перед ней новые горизонты. В январе 1730 года умер Петр II. На нем пресеклась мужская линия Романовых. Никто из потомков и родственников Петра 1 не имел теперь бесспорных прав на Российский престол, и члены Верховного тайного совета, собравшиеся в день смерти императора .обсуждать вопрос о престолонаследии, имели полную возможность выбора. Инициативу взял в свои руки кн. Дмитрий Голицын. Случай казался ему подходящим для воплощения в жизнь давней мечты русской аристократии об ограничении самодержавной власти императора. Голицын предложил отдать корону Анне, но не по старине, а на определенных условиях. Члены совета поддержали эту идею (хотя и несколько неожиданно высказанную, но вполне отвечавшую их настроениям). Решено было вместе с приглашением отправить Анне пункты условий. Их составили в тот же день в глубокой тайне и отослали в Курляндию. Анна, по принятии русского престола, должна была обещать в течение всей жизни не вступать в брак и не назначать по себе преемника, а также править вместе с Верховным тайным советом и без согласия его: 1) войны не начинать; 2) мира не заключать; 3) подданных новыми податями не облагать: 4) в чины выше полковника не жаловать; 5) у дворянства жизни, имения и чести без суда не отнимать; 6) вотчин и деревень не жаловать; 7) в придворные чины не производить; 8) государственные доходы не личные нужды не употреблять. Ответ Анны составлен был в Москве заранее в такой форме, что она будто бы сама по своей воле даровала Верховному совету просимые им полномочия. Анна не колеблясь согласилась на условия к скрепила их подписью. 1 февраля генерал Леонтьев привез подписанные ею кондиции в Москву, А 10-го приехала сама императрицы и остановилась в селе Всесвятском До сих пор она точно выполняло взятые на себя обязательства, но от нее не укрылось, что верховники не имеют поддержки ни в гвардии, ни в дворянстве. Дворяне не были поголовно сторонниками древнего самодержавия, но многих мучила досада - почему помимо их воли над ними воцаряется какое-то новое правительство. Они говорили, что если власть верховная должна быть разделена и кто-то, кроме государя, будет еще представлять ее, то уж никак не кружок знатных бояр, а все дворянство в лице своих выборных. В особенности велика была ненависть к Долгоруким, которые при прежнем государе прибрали всю власть к своим рукам и теперь посягали на то же.

12-го февраля Анна принимала во Всесвятском офицеров гвардии. Каждому она поднесла по стакану водки, а затем объявила себя полковником Преображенского полка. 15-го она торжественно въехала в Москву. Василий Лукич Долгорукий постарался исключить всякое постороннее влияние на нее. Вход в апартаменты императрицы был строго запрещен, но недовольные имели возможность общаться с ней через ее сестру, герцогиню Мекленбургскую, мать, царевну Прасковью, а также через женщин ее двора: Наталью Лопухину, г-жу Остерман, Ягужинскую, Салтыкову и кн. Черкасскую. Анна была в курсе всех городских событий. Москва бурлила. Все дворянство разделилось на сторонников самодержавной власти и сторонников реформ, которые разработали .около десятка проектов нового государственного устройства. Верховников не жаловали ни те ни другие.

25-го февраля сотен восемь сенаторов, генералов и дворян в большой дворцовой зале подали Анне прошение с просьбой образовать комиссию для пересмотра проектов, представленных Верховному тайному совету, так, чтобы установить форму правления, угодную всему народу (под этой формулой подразумевалось: всему дворянству). Императрицу призывали стать посредницей между верховниками и их противниками. Василий Долгорукий предложил Анне, согласно кондициям, предварительно обсудить прошение вместе с Верховным тайным советом. Анна уже было согласилась, но тут к ней подошла ее сестра герцогиня Мекленбургская, держа чернильницу с пером, и сказала: "Нет, государыня, нечего теперь рассуждать! Вот перо - извольте подписать!" Императрица на челобитной подписала: "Учинить по сему". Потом, возвративши челобитную, она поручила депутации обсудить проект своего прошения немедленно и в тот же день сообщить ей о результате своих совещаний. В это время расходившиеся гвардейцы стали кричать: "Мы не позволим, чтобы государыне приписывались законы. Она должна быть такой же самодержавной, как были ее предки!" Анна пыталась унять крикунов, но они продолжали уговаривать ее и при этом грозились: "Прикажите, и мы принесем к вашим ногам головы ваших злодеев!" Императрица сделала вид, что беспокоится за свою безопасность и, обратившись к капитану Преображенцев, сказала: "Повинуйтесь только генералу Салтыкову и только ему одному". До сих пор гвардией распоряжался Василий Долгорукий. Отобрав у него как бы мимоходом этот важный пост, Анна лишила его возможности влиять на дальнейшие события. Дворянское собрание отправилось в соседнюю комнату дворца для совещания, а Анна пошла обедать вместе с членами Верховного тайного совета.

Дворянство совещалось недолго. Не время было совещаться, да уж и не было о чем. Весь дворец наполнен был гвардейцами, которые продолжали кричать, шуметь и провозглашать Анну самодержавной государыней, а всем противникам самодержавия грозили, что повыбрасывают их в окна. Слишком ясно было, что собрание, которому поручили совещаться как будто свободно о своих делах, находится под стражей.

После обеда дворянство подало Анне другую просьбу с 150-ю подписями, в которой "всепокорнейшие рабы" всеподданнейше приносили и всепокорно просили всемилостивейше принять самодержавство своих славных и достославных предков, а присланные от Верховного совета и ею подписанные пункты уничтожить.

Выслушав эту челобитную, "Анна сказала: "Мое постоянное желание было управлять моими подданными мирно и справедливо, но я подписала пункты и должна знать: согласны ли члены Верховного тайного совета, чтоб я приняла то, что теперь предлагается народом?" Для верховников это был момент тягостный. Наконец канцлер Головкин склонил голову в знак согласия, а Василий Долгорукий просто сказал: "Да будет воля Провидения!"

"Стало быть, - продолжала императрица, - пункты, поднесенные мне в Митаве, были составлены не по желанию народа!" "Нет!" - крикнуло несколько голосов. "Стало быть, ты обманул меня, Василий Лукич?" - спросила Анна у Долгорукого.

Она велела принести ей подписанные в Митаве пункты и тут же при всех разорвала их. Так кончилась десятидневная конституционно-аристократическая русская монархия XVIII века, созданная в результате четырехнедельного временного правления Верховного совета. В тот же день Дмитрий Голицын сказал своим соратникам по поводу неуспеха всего дела: "Пир был готов, но званные оказались недостойными его. Я знаю, что паду первой жертвой неудачи этого дела; так и быть, пострадаю за отечество; мне уже и без того остается немного жить; но те, кто заставляет меня плакать, будут плакать дольше моего". Слова его оказались пророческими.

+ + +

При оценке царствования Анны следует строго оставаться в исторических рамках. Это делает нас более снисходительными. Конечно, при сопоставлении с временем Петра 1 нельзя не видеть упадка во всех делах, но, сравнивая с совершенно бездумным правлением двух ее предшественников, нужно замечать и некоторые положительные сдвиги. Императрица, по заключению Щербатова, имела от природы ограниченный ум (ограниченность усугублялась еще и тем, что она не получила никакого образования), но отличалась ясностью во взглядах и верностью в суждениях. Не было в ней никакой любви к похвале, никакого высшего честолюбия, потому никакого стремления делать великие дела, устанавливать новые законы. Но в Анне надо признать известную методичность, большую любовь к порядку, постоянную заботу о том, чтобы ничего не делать поспешно и без совета с опытными людьми. Как глава правительства, по свидетельству Екатерины II, она стояла выше Елизаветы. Если ее царствование кажется менее блестящим, так это из-за отсутствия дельных помощников.

Находясь в Москве, Анна поднималась между семью и восемью часами, пила кофе и проводила час или два в рассматривании драгоценностей. В девять часов входили министры и секретари. Императрица подписывала бумаги, большей частью не читая их, и отправлялась в манеж Бирона, где у нее было помещение. Она осматривала лошадей, давала аудиенции, потом стреляла в цель. Страсть к стрельбе и охоте была в ней чрезвычайно сильна. Во всех углах дворца у нее под рукой были заряженные ружья, из которых она палила в пролетавших мимо окон птиц. Вернувшись домой в полдень, Анна обедала с Бироном, не снимая своего утреннего костюма: длинного домашнего, восточного покроя платья, светло-голубого или зеленого цвета, и красного платка, повязанного по моде русских мещанок (она вообще любила яркие краски). Выйдя из-за стола, она ложилась отдохнуть рядом с фаворитом, а г-жа Бирон скромно удалялась с детьми. Проснувшись, императрица открывала дверь, за которой занимались рукоделием ее фрейлины, и кричала им: "Ну, девки, пойте!" Фрейлины затягивали песню, потом другую, и так допевались порой до полного изнеможения. Затем следовала очередь рассказчиц всевозможных приключений и сказочников. Императрица была большой охотницей до сплетен, переписка ее очень характерна в этом отношении. Через близких людей Анна дознавалась о разного рода бойких болтушках и всех их старалась выписать к себе. В беспрестанной болтовне она находила огромное удовольствие. Немало ее фрейлин и ближайших наперсниц сделали карьеру благодаря своему языку. Такова была Анна Федоровна Юшкова, веселая остроумная любительница непристойных разговоров, прежде кухонная девушка, босиком бродившая среди низшей прислуги дворца. Анна сделала ее главной статс-дамой и большой своей фавориткой. Другая - судомойка Маргарита Федоровна Монахина - составляла с графиней Щербатовой, веселой и изобретательной компаньонкой, наиболее интимный женский кружок императрицы.

+ + +

После коронации Анна сначала, жила в Кремле, в довольно комфортном помещении старинного Потешного дворца. С наступлением лета она переехала в Измайлово, а в это время в Кремле же, по соседству с Арсеналом, итальянский архитектор Растрелли выстроил новый деревянный дворец, названный Анненгофом. Императрица поселилась в нем в октябре 1730 года. Но вскоре Головинский дом с Петровским парком, где она иногда устраивала празднества, так ей понравился, что она приказала Растрелли построить по соседству другой, деревянный Анненгоф, который был готов к лету следующего года и где она провела даже зиму до переезда в Петербург в 1732 году. Позже она в Москву уже не возвращалась. В Петербурге Анна поселилась в доме графа Апраксина, подаренном адмиралом Петру II. Она сильно его расширила и превратила во дворец, названный Новым Зимним дворцом, а Старый был предоставлен придворному штату.

Оба жилища вскоре наполнились многочисленными обитателями. В первом больше всего места занимали животные, в особенности птицы, воспитываемые и дрессируемые немцем Варлендом. Клетки виднелись почти во всех частях дворца, а в одном из внутренних садов, в "зверинце", содержалось еще большее количество пернатых, которых иногда выпускали на свободу и в которых императрица стреляла из ружья и из лука. Под угрозой каторжных работ была воспрещена охота на пространстве ЗО-ти верст в окрестностях столицы. Для придворных охот собирали со всей России медведей, волков, кабанов, оленей, лисиц. Только в 1740 году Москва выслала Петербургу 600 живых зайцев, и в том же году кн. Кантемир купил в Париже для государыни 34 пары такс, тогда как кн. Щербатов приобрел в Лондоне 63 пары собак гончих, борзых и легавых. С 10 июня по 23 августа того же года в списках добычи, убитой только Ее Величеством, значилось 9 оленей, 16 косуль, 4 кабана, волк, 374 зайца, 68 диких уток и 16 морских птиц. За любимицей императрицы, сукой Цитринкой, ухаживал родовитый князь Никита Волконский, один из шутов, и придворный устав определял качество и количество блюд, приготовляемых для нее царской кухней.

Двор был заполнен людьми, принадлежавшими ко всем слоям общества. Карлики и карлицы, горбуны и калеки обоего пола в большом количестве жили рядом с шутами и шутихами, дураками и дурами, калмыками, черемисами и неграми. Все эти люди держали себя с большой развязностью. Одна из самых обычных проделок, пользовавшихся неизменным успехом у государыни, было сесть на корточки и кудахтать как курица, снесшая яйцо. Другая забава состояла в том, .что половина дураков становилась лицом к стене, а другая награждала их пинками. Были и другие забавы, которым Анна предавалась с истинно Петровским азартом. Одна из самых известных - женитьба в ледяном дворце ее шута кн. Михаила Голицына на шутихе Бужениновой. Свадьба была сыграна с императорским размахом. Достаточно сказать, что над исполнением затеи трудилась государственная комиссия во главе с Волынским.

+ + +

Петр 1 уничтожил старый царский двор, но нового не создал. Ни Екатерина 1, ни Петр II не имели своего двора в буквальном смысле этого слова, с его сложной организацией и декоративной пышностью, принятой в странах Запада. За исключением нескольких должностей камергеров, все надо было создавать сызнова, и Анна занялась этим. Она назначила множество придворных чинов и установила приемы в определенные дни; она давала балы и устроила театр, как у французского короля. На празднества, по случаю ее коронации, Август II прислал ей из Дрездена несколько итальянских актеров, и она поняла, что ей необходимо иметь постоянную итальянскую труппу. Она ее выписала в 1735 году, и два раза в неделю "интермедии" чередовались с балетом. В них участвовали воспитанники кадетского корпуса, обучавшиеся под руководством французского учителя танцев Ланде. Потом появилась итальянская опера с 70-ю певцами и певицами, под управлением композитора француза Араглиа. Так как императрица не понимала по-итальянски, Тредьяковский переводил для нее текст, и государыня следила за спектаклем с книжечкой в руках. Но даже эта помощь не приохотила ее к театру. Ее голова, как и воспитание, мало подходили к художественным формам развлечения. Гораздо большим успехом при дворе пользовалась тогда труппа немецких комедиантов, разыгрывавшая грубые фарсы.

Но как бы то ни было народившееся русское общество (в европейском смысле этого слова) продолжало развиваться. При Анне явилась мода. Официально было запрещено приезжать ко двору два раза в одном и том же платье. Спартанская простота предыдущих царствований сменилась разорительной роскошью. Тратя три тысячи в год на платье, человек выглядел убогим, а платье г-жи Бирон оценивали в пятьсот тысяч рублей. За столом также была принята невиданная до тех пор утонченность. Обычный при Петре 1 грубый пьяный разгул, когда все без разбора, включая дам, должны были напиваться водкой, теперь отошел в прошлое. Императрица не любила, чтобы напивались в ее присутствии. Сцены пьянства при дворе стали сравнительно редкими. Вместе с деликатесами на стол подавали французские вина - -шампанское и бургундское. Дома постепенно делались обширнее и обставлялись английской мебелью Чаще стали появляться роскошные экипажи и золоченые кареты с бархатной обивкой.

Государственные дела при Анне оставались в упадке, хотя и приобрели по сравнению с предыдущим временем некоторый порядок. Тотчас по вступлении на престол она упразднила Верховный тайный совет. Но старые органы являются вновь только под новыми названиями. В 1730 году учреждена была Канцелярия тайных розыскных дел, сменившая уничтоженный при Петре II Преображенский приказ. В короткий срок она набрала чрезвычайную силу и вскоре сделалась одним из важнейших учреждений и своеобразным символом эпохи. Анна постоянно боялась заговоров, угрожавших ее правлению. Поэтому злоупотребления этого ведомства были огромны даже по русским меркам. Шпионство стало наиболее поощряемым государственным служением. Двусмысленного слова или превратно понятого жеста часто было достаточно для того, чтобы угодить в застенок, а то и вовсе бесследно исчезнуть. Всех сосланных при Анне в Сибирь считалось свыше 20 тысяч человек; из них более 5 тысяч было таких, о которых нельзя было сыскать никакого следа, так как зачастую ссылали без всякой записи в надлежащем месте и с переменой имен ссыльных, не сообщая о том даже Тайной канцелярии. Казненных считали до 1000 человек, не включая сюда умерших при следствии и казненных тайно. А таких тоже было не мало. Всего же подверглось разного рода репрессиям более 30 тысяч человек.

В 1731 году учрежден был Кабинет Министров, до этого уже функционировавший как личный секретариат императрицы. Первый год своего правления Анна старалась аккуратно присутствовать на заседаниях Кабинета, но потом совершенно охладела к делам и уже в 1732 году бывала здесь лишь дважды. Постепенно Кабинет приобрел новые функции, в том числе право издавать законы и указы, что делало его очень похожим на Верховный совет.

Всеми делами при Анне заправляли три главных немца - Бирон, Остерман и Миних, постоянно враждовавшие между собой. Кроме них было немало и других немцев помельче, захвативших все доходные места и должности и оттеснивших от управления русскую аристократию. Немецкое засилье было столь чувствительным, что оно стало как бы вторым символом эпохи. Все это вызывало сильное неудовольствие в среде русского дворянства и в особенности в его передовой части, каковой тогда была гвардия. Но пока жива была Анна, негодование не прорывалось наружу. Однако оно явилось сразу же после того, как ее не стало.

+ + +

Императрица умерла неожиданно. Ее десятилетнее правление венчали два громких события - свадьба ее шута в ледяном дворце и казнь Волынского. 5 октября 1740 года Анна по обычаю села обедать с Бироном. Вдруг ей стало дурно, и она упала без чувств. Ее подняли и уложили в постель. Всем стало ясно, что Анна слегла и больше не встанет. Вопрос о престолонаследии был давно решен. Своим преемником императрица назначила девятимесячного ребенка - сына своей племянницы герцогини Брауншвейгской Анны Леопольдовны. Оставалось решить, кто будет регентом до его совершеннолетия. В конце концов, после долгих колебаний, Анна объявила регентом Бирона. Указ об этом был подписан только 16 октября после второго припадка. 17-го Анна умерла и была погребена в Петропавловском соборе в Петербурге.

Все монархи мира. Россия. 600 кратких жизнеописаний. Константин Рыжов. Москва, 1999 г.


Литература:

Анисимов Е.В. Анна Ивановна // Вопросы истории. 1993. №4.

Далее читайте:

Иван V Алексеевич Романов (1666-1696), русский царь, отец Анны Иоанновны.

Прасковья Федоровна (1664-1723), царица, мать Анны Иоанновны.

«Кондиции» — соглашение, подписанное Анной Иоанновной с Верховным тайным советом при восшествии ее на русский престол и заключавшее ограничения царской власти.

Донесение барона Петра Шафирова императрице Анне Иоанновне о возможности при помощи армян завладеть Малой Арменией, именуемой «Армянскими Сигнаками». Санкт-Петербург, 14 сентября 1733 г.

Русский литературный анекдот XVIII-начала XIX вв. Анна Иоанновна.

 

 

 

 


ХРОНОС существует с 20 января 2000 года,

Редактор Вячеслав Румянцев

При цитировании давайте ссылку на ХРОНОС